Несмотря на десятки миллионов инфицированных коронавирусом SARS-CoV-2 и сотни тысяч умерших от Covid-19-пандемии, число противников вакцинации, или т.н. антипрививочников (Impfgegner и Impfskeptiker), пока что не уменьшается.

Согласно проведенному в конце октября 2020-го агентством маркетинговых исследований Ipsos опросу неожиданно выяснилось, что наибольшее число противников вакцинации проживает в странах Евросоюза. Если в среднем 73% из 18.500 респондентов по всему миру подтвердили свою готовность сделать прививку, то среди французов таковых оказалось всего 54%, среди испанцев — 64%, а среди немцев — 69%.

Аналогичными оказались и результаты опроса, проведенного исследовательским университетом Imperial College London в конце ноября, когда производители вакцины уже официально заявили об её эффективности и предоставили детальную информацию: свою готовность вакцинироваться в 2021 году подтвердили лишь 35% французов, 41% испанцев и 50% опрошенных немцев.

Впрочем, и в самом конце декабря, буквально за 2-3 дня до начала широкомасштабной кампании по вакцинации населения в Германии, итоги опроса, проведенного маркетинговым институтом YouGov, подтвердили скептицизм бюргеров в отношении вакцины. Всего 32% опрошенных немцев заявили о своём желании как можно скорее сделать долгожданную прививку. 33% заметили, что они в принципе не против вакцинации, но намерены подождать некоторое время, чтобы узнать, к каким последствиям она может привести. Почти каждый пятый респондент (19%) категорически против прививки, а 16% пока ещё не решили, как им вообще к этому относиться.

Ещё более печальными стали итоги 2-х независимых опросов, также проведенных в последних числах ушедшего декабря сотрудниками университета в Эрфурте и больничной кассы BARMER. Только каждый второй из 1.000 респондентов, опрошенных эрфуртскими социологами, выразил готовность пройти вакцинацию. А среди 2.000 опрошенных членов больничной кассы лишь 48% подтвердили своё намерение вакцинироваться в новом году.

Видимо поэтому Всемирная организация здравоохранения ВОЗ заметила недавно, что именно «неготовность людей к вакцинации является не менее значительным препятствием в борьбе с пандемией», чем недостаточность мощностей по производству самой вакцины.

Почему же люди боятся делать прививку?

Этот вопрос должны задать себе сегодня не только яростные сторонники вакцинации среди обывателей, но прежде всего политики и государственные руководители всех уровней, организовавшие тотальную борьбу с пандемией, и как можно скорее найти ответ на этот вопрос, предпринимая всё возможное, чтобы переубедить скептиков и противников вакцинации. Профессор Эрфуртс­кого университета Корнелия Бетч (Cornelia Betsch) считает, что готовность человека сделать прививку напрямую зависит от его уверенности в безопасности вакцины и достаточной информированности о ней.

Пока же официальная информационная кампания, несмотря на поддержку подавляющего большинства средств массовой информации, в значительной степени уступает доводам антипрививочников, распространяемым в социальных сетях. При этом надо заметить, что приводимые ими аргументы против вакцинации достаточно убедительны, подтверждаются фактами и не противоречат здравому смыслу.

Боязнь побочных эффектов (Angst vor Nebenwirkungen)

Это один из наиболее веских аргументов против прививки, бороться с которым чрезвычайно трудно, поскольку побочные эффекты, как показала практика, действительно имеют место. И поэтому их ни в коем случае нельзя замалчивать. Покраснения кожи в местах укола, головная боль, вялость, усталость, повышение температуры тела и озноб, которые могут быть последствием прививки против коронавирусной инфекции Covid-19, не должны восприниматься как нечто необычное. Это — нормальные побочные эффекты, указывающие на то, что организм имеет дело с инородным веществом.

Такого рода реакции наблюдаются и при других прививках, будь то прививка от кори, столбняка или гриппа, необходимость которых сегодня почти никто не подвергает сомнению. Что же касается аллергических реакций вплоть до анафилактического шока, зарегистрированных в первые дни вакцинации в США, Великобритании и некоторых других странах, то их число весьма незначительно. Во время клинических испытаний вакцины BioNTech и Pfizer выяснилось, что аллергические реакции наблюдались лишь у 0,6% испытуемых. Впрочем, у тех, кому впрыскивали плацебо, аллергия наблюдалась в 0,5% случаев. Тем не менее в английском варианте сопроводительной инструкции к вакцине чёрным по белому написано, что это средство не нужно вводить тем людям, у которых когда-либо наблюдались аллергические реакции на хотя бы один из компонентов вакцины.

Профессор Эрик Сандер (Leif Erik Sander) из берлинской Charité считает, что перед прививкой медицинский персонал должен поинтересоваться, наблюдались ли у человека в прошлом аллергические реакции на другие вакцины, таблетки или лекарства. Но только для того, чтобы быть начеку. Ведь вопрос об аллергических реакциях на один из компонентов вакцины мРНК (mRNA), по мнению профессора, смысла не имеет, поскольку это совершенно новое поколение препаратов, никогда ранее не применявшееся.

Короче говоря, полностью исключить побочные эффекты невозможно, — считает постоянная комиссия по контролю за кампаниями вакцинации Stiko при Федеральном институте по изучению инфекционных заболеваний имени Роберта Коха.

Разумеется, такого рода заявления — это гол в собственные ворота сторонников вакцинации, отражаю­щийся в итогах социальных опросов, согласно которым 57% немцев боятся побочных реакций, 33% — не подвержены этому страху, а 10% — не смогли ответить на этот вопрос. Однако такая статистика — ещё не повод отказаться от вакцинации, поскольку «шанс заболеть Covid-19 и умереть от этой напасти намного выше, чем получить побочные эффекты от самой прививки», — считает доктор медицинских наук психиатр Борвин Банделоу (Borwin Bandelow) из Гёттингенского университета, которого с удовольствием цитирует государственный телеканал tagesschau.

«Любая новая опасность, кажущаяся неконтролируемой, непроизвольно провоцирует чувство страха, — продолжает профессор Банделоу. — И приводит к тому, что люди начинают совершать иррациональные поступки. Например, в прошлом году в марте, в самом начале пандемии, обыватели в огромных количествах закупали туалетную бумагу и муку. Сегодня в роли неизвестной опасности выступает вакцина». К самой же короне и связанной с нею малыми и большими Lockdowns «мы уже привыкли» и поэтому для многих возможные побочные эффекты страшнее, чем сам вирус.

Непредсказуемые долгосрочные последствия вакцинации
(Langzeitfolgen des Wirkstoffes sind noch nicht absehbar)

Это следующий и не менее значительный аргумент противников прививки, который, к сожалению, пока что невозможно опровергнуть, поскольку испытательный срок выброшенных на рынок препаратов против коронавируса был сокращён до минимума.

Скептики ссылаются на то, что такого рода клинические испытания до сих пор продолжались в общей сложности от 5-ти до 10-ти лет и должны были пройти 3 фазы. Первые две фазы, когда вещество проверялось на людях (не более 1.000 человек), длились несколько месяцев. На третью же фазу, когда число испытуемых достигало 30.000-50.000 человек, поделённых на две группы (одним вводился испытуемый препарат, а другим — плацебо), отводилось в среднем от 4-х до 6-ти лет. За это время можно было выявить как краткосрочные, так и долгосрочные побочные эффекты препаратов.

Сегодня же общая продолжительность испытательного срока вакцин против коронавируса, будь то препарат от BioNTech и Pfizer, вакцина Moderna или российский Спутник V, сжата фактически до 9-ти месяцев, что непроизвольно вызывает нарекания о слишком быстром допуске препарата (Impfstoff schnell zugelassen).

Продолжительность испытаний лекарст­венных средств зависит от множества факторов, — утверждает заведующая инфекционным отделением Гамбургской клиники Eppendorf профессор Мэрилин Аддо (Marylyn Addo). Значительное сокращение срока клинических испытаний вакцин против коронавируса было достигнуто за счёт огромных инвестиций, возможности использования собственных ноу-хау (Know-How) и проведения параллельных исследований в больших масштабах. «Кроме того, — заявил президент Paul-Ehrlich-института профессор Клаус Чичутек (Klaus Cichutek), чьё учреждение занимается с немецкой стороны допуском лекарств в Евросоюзе, — были значительно сокращены бюрократические процедуры в рамках так называемого Rolling-Review-Verfahren (процесса оценки препаратов)».

Вопрос о продол­жи­тельности иммунитета после прививки и её эффективность в случае мутации вируса

Этот вопрос также вызывает существенные сомнения у антипрививочников, на который сегодня никто не может дать ответ. По той простой причине, что клинические испытания в 3-й фазе допущенных с середины-конца декабря препаратов были завершены лишь в конце лета 2020 года. Так что сегодня можно говорить лишь о полугодичной продолжительности стадии иммунитета. Однако при этом фирма BioNTech, например, гарантирует, что будет наблюдать своих «подопечных» ещё в течение следующих двух лет.

Что же касается противодействия мутантам вируса SARS-CoV-2, то появившийся в Великобритании в прошедшем декабре более агрессивный вирус пока что никак не повлиял на защитный эффект вакцины (Impfstoffschutz­wirkung), — сообщила журналистам профессор Аддо. Ведь базисом для изготовленной на основе молекулярно-биологических и биотехнологических методов вакцины от BioNTech и Pfizer является т.н. спайк-протеин, состоящий из 1.270-ти аминокислот. А «английский» вариант вируса, как оказалось, деформировал лишь 9 из них, что вряд ли сможет снизить эффективность препарата в целом.

Коллективный или популяционный иммунитет

Список аргументов, приводимых противниками вакцинации, можно продолжить на нескольких страницах. При этом стоит заметить, что многие из них достаточно спорны и являются скорее продуктами конспирологических теорий, чем реальной опасностью. Но бороться с этим надо не запретами-декретами и не принудительной вакцинацией, а посредством широкомасштабной и эффективной разъяснительной работы, когда достоверная информация достигнет каждого бюргера.

Ведь победить коронавирус, как утверждают многие эпидемиологи и политики, можно лишь путём коллективного иммунитета. А коллективный иммунитет возможен только в том случае, если уровень вакцинации населения достигнет 60-70%, что вряд ли возможно, если пространство социальных сетей по-прежнему будет находиться в распоряжении конспирологов всех мастей.

Что же касается меня лично, то, по-моему, сегодня мы все находимся между Сциллой и Харибдой, то есть в ситуации, когда опасность подстерегает нас и с той, и с другой стороны. Отказ от прививки значительно повышает вероятность подхватить коронавирус и заболеть Covid-19. Сама же прививка, вероятно, может привести к непредсказуемым побочным эффектам из-за короткого испытательного срока препарата или нарушения условий его хранения и перевозки при температуре не выше, чем минус 75 градусов Цельсия. А значит, колоться или не колоться — это индивидуальное осмысленное решение каждого из нас.

Эдуард Мармер, журнал «Neue Zeiten» №01 (235) 2021

Werbung