Вклад Германии в укрепление европейского порядка безопасности очень важен, но внутри страны он был и, скорее всего, так и останется в ближайшем будущем весьма спорным, что наверняка породит новые скандальные истории, наподобие уже основательно подзабытой, но кровоточащей и поныне, когда за несколько месяцев до парламентских выборов осенью 2013 года и впервые за время руководства военным ведомством Томас де Мезьер оказался под огнём жесточайшей критики.

Причиной недовольства министром обороны стало тогда закрытие программы разведывательных беспилотных самолетов Euro Hawk, спустившей в песок несколько миллионов евро немецких налогоплательщиков. 

Немецкий оборонный сектор давно уже находится в глубокой депрессии и был бы не против срочной реструктуризации, а тут, как по заказу, чтобы наконец-то получить возможность достойно противостоять нынешним и будущим военным угрозам, начало следующего законодательного периода в сентябре 2021 года предлагает немецкой оборонке благоприятное окно возможностей для запуска необходимых реформ. Связано это с некоторыми важными изменениями на политическом ландшафте:

  • Смена канцлера, поскольку Ангела Меркель больше не баллотируется.
  • Выросла вероятность того, что правящая коалиция изменится и в неё войдёт партия зелёных.
  • Произойдёт существенная смена членов парламента.

В повестке дня нового правительства в случае запуска существенных реформ оборонного сектора Германии могут быть обозначены три основные задачи:

  1. Улучшение обратной связи между политикой национальной безопасности и обществом.
  2. Сознательное и систематическое взаимодействие с международными партнёрами.
  3. Существенная реорганизация обо­ронного сектора Германии (вооружённых сил, Министерства обороны и системы бюджетирования и закупок). 

Новые политические вызовы

Геостратегическое положение Гер­ма­нии в Центральной Европе, её экономическая мощь, размер её вооруженных сил и командных структур делают её центральным фактором сдерживания и обороны Ев­ропы. Однако, несмотря на некоторые изменения, произошедшие за последнее десятилетие, традиционная сдержанность Германии в сфере обороны основательно выводит из себя партнёров по НАТО, настаивающих на более её активном участии в многочисленных оборонных проектах. Но так как военные вопросы исторически не имеют большой поддержки среди немецкого общества, проблемы оборонки никак не могут занимать приоритетное место в политической повестке дня Бер­лина. Разве что из-за случающихся изредка громких скандалов, но ни в коем случае не из-за смелых инициатив военного ведомства.

Через 30 лет после воссоединения Германии можно было бы подумать, что наконец-то настало время растопить лёд между гражданским населением и немецкими вооруженными силами. Но не тут-то было. Бундесвер продолжает зарабатывать положительные очки от населения только в случаях, когда он принимает участие в гражданских операциях по оказанию помощи населению, будь то борьба с наводнениями или, как это происходит вот уже целый год в разгар пандемии коронавируса, в качестве перевозчика медицинских материалов или в качестве медперсонала в прививочных центрах. Но горе, если Бундесверу самому требуется помощь, тут все симпатии быстро заканчиваются и начинаются дебаты: спасать «больного» или сам выкарабкается.

Но несмотря на разного рода «палки в колёсах», за последнее десятилетие Германия добилась значительного прогресса в оборонной политике. Новые стратегические ориентиры были определены в «Белой книге-2016 германской политики безопасности и будущего бундесвера». Вот некоторые из них:

  • увеличение  расходов на оборону с примерно 33 миллиардов евро в 2013 году до почти 46 миллиардов евро в 2020 году, или примерно от 39,9 миллиардов до 55,6 миллиардов долларов; 
  • активизация приверженности к Организации Североатлантического договора (НАТО) и Европейскому Союзу (например, ведущая роль в усилении передового присутствия НАТО в странах Балтии); 
  • в запуске новых оборонных инициатив ЕС, таких как Европейский фонд обороны (EDF). 

Кстати, эта динамика замедлилась с 2017 года, когда во время последнего срока канцлера Меркель начал расти глубокий структурный дефицит в оборонном секторе. Эти структурные недостатки были вызваны следующими проблемами:

  • Непонимание системы безопасности страны как важного силового ресурса. Многие немецкие политические элиты с трудом признают, что военная мощь снова стала ключевой частью глобального уравнения власти. Тем не менее, тем, кто хочет реагировать на изменение баланса сил и иметь дело с системной конкуренцией, придётся в будущем разыгрывать и эту карту наряду с дипломатическими и экономическими инструментами.
  • Низкая готовность вооруженных сил: десятилетия нехватки инвестиций, плохого управления и недостатка внимания со стороны политиков и общества снизили технологическое превосходство бундесвера и  негативно повлияли на его оперативные возможности.

Разрушенная система закупок: чрезмерно зарегулированная и безнадёжно устаревшая система госзакупок Герма­нии является значительным препятствием на пути к быстрому обновлению и наращиванию военного потенциала. И здесь вопрос не только в деньгах, сколько в умении их эффективно и разумно тратить.

Если до сегодняшнего дня оборонная политика Германии определялась в основном внутренними проблемами и солидарностью с партнёрами (а не соображениями безопасности), то новая избирательная кампания, скорее всего, впервые за многие годы перенацелит её на свои «собственные болячки» и осуществляться это будет через три фазы:

  • Избирательная кампания до сентября 2021 года.
  • Последующие переговоры по коалиционному договору. 
  • Первые месяцы нового правительства, когда вполне предсказуемо, что дебаты по оборонной политике не только не остановятся на сентябрьских выборах, но и продолжатся и, вероятно, даже обострятся с первыми решениями нового правительства, когда обновлённая немецкая политика встретится с суровой реальностью.

Перед Германией, которая проснётся после сентябрьских выборов 2021 года более «зелёной», будет стоять задача найти новую динамику на ближайшие годы и десятилетия, но хватит ли ей мужества заняться, наконец-то, своими глубоко укоренившимися проблемами структурной обороны? Очень многое здесь будет зависеть не только от нового министра обороны, причём, совершенно не важно, будет это мужчина или женщина, кадровый военный или финансовый гуру с фондового рынка. Контуры новой оборонной политики обозначатся, когда мы увидим, какие свежие силы вольются в новый бундестаг. Это им предстоит решать, как Германия, которая ещё недавно рассматривала себя в качестве ключевого игрока в Западной Европе, плавно примеривает на свою голову лидерство на всём европейском континенте и даже не прочь стать в ближайшем будущем одним из центров многополярного мира.

Александр Мельников, журнал «Neue Zeiten» №07 (241) 2021

Werbung