© bluedesign - AdobeStock

В сжатые сроки к концу ноября партиям, так называемого, немецкого светофора предстоит создать коалиционное соглашение. Но оно не сможет скрыть того очевидного факта, что слишком уж многое так и останется неясным касательно налоговой и бюджетной политики. Рассмотрим три возможных сценария.

Как и предполагалось, СДПГ (SPD), зеленые (Grüne) и СвДП (FDP) завершили полную интриг фазу зондирования и решили приступить к переговорам о создании коалиции, получившей в народе название «светофор» (Ampel). Начиная с 27 октября, около 300 политиков-специалистов объединились в 22 рабочие группы с целью разработать планы на прорыв в области цифровизации экономики, защиты климата и социального обеспечения, образования, миграции, безопасности и внешней политики. При этом уже сейчас предельно ясно: новому федеральному правительству, вероятно, придётся не только на начальном этапе, а скорее всего весь период своего существования постоянно бороться с финансовыми разногласиями и нехваткой денег.

Планка поставлена настолько высоко, что мало кто сомневается: без больших компромиссов и изящных решений подготовить итоговый документ, который согласятся подписать к концу ноября все договаривающиеся стороны, будет практически невозможно. Ведь предстоит ни много ни мало — совершить революцию в масштабе, схожем чем-то с послевоенным временем. Свалившийся на Европу энергетический кризис продемонстрировал наглядно, насколько важно ускорить претворение в жизнь программы дальнейшего развития возобновляемых источников энергии. С резким скачком расходов на электроэнергию и топливо возрастёт нагрузка на семьи с небольшим доходом, поэтому весьма кстати одним из пунктов коалиционного договора стало увеличение установленной законом минимальной заработной платы до 12 евро в час, причём уже в первый год работы нового правительства.

В связи с непрекращающимся миграционным кризисом необходимо будет ускорить процедуры предоставления убежища и воссоединения семей, что также обойдётся госбюджету в миллиарды и т.д. Но при этом жизненно важные для консолидации бюджета налоги, такие как подоходный налог, корпоративный налог или НДС, не должны увеличиваться. На этом продолжают настаивать свободные демократы, которым в новом правительстве, скорее всего, достанется одно из самых ключевых министерств: министерство финансов. Но «где деньги, Зин?»

Ответ на вопрос «Как всё это должно получиться?» лежит на поверхности: только с большим количеством трещин в сложном механизме будущей коалиции и при помощи одного из трёх возможных способов, каждый из которых связан с хитроумными уловками или дополнительными требованиями. Договаривающиеся стороны знают, что единственное, что им остается в этой ситуации сделать, — это с самого начала попытаться вывернуть Основной закон по принципу «закон, что дышло: куда повернёшь, туда и вышло». И если идти таким путём, то, скорее всего, когда-то тем или иным образом придётся один или другой закон даже нарушить.

Новое правительство могло бы, например, вытащить из рукава джокер по имени «чрезвычайная оговорка» (Notlagenklausel) к долговому тормозу (Schuldenbremse) в конституции. Есть возможность также подключить к работе вторичные бюджеты для финансирования конкретных целей, к которым долговое правило не применяется, как об этом неоднократно заявлял лидер свободных демократов Линднер (Christian Lindner). Но всё вышеперечисленное — лишь формальные трюки, потому что, в конце концов, эти деньги сначала надо ещё где-то найти, а бремя возврата долгов по таким обязательствам, предположительно, ляжет на плечи более молодых граждан страны.

Стабильная и серьёзная финансовая политика выглядит, конечно же, совершенно иначе. Почему бы новому правительству не дать сигнал о настоящем прорыве и не провести тяжёлую и непопулярную работу по расчистке бессмысленных, устаревших и неэффективных расходов госбюджета, как об этом неоднократно говорилось предыдущими коалициями? Проблема в том, что за словом должно последовать дело, а с этим всегда было сложно, тем более, если нужно предпринимать непопулярные меры. Есть три возможных сценария, как можно было бы решить финансовую проблему в нынешней ситуации.

Первый сценарий

Уже во время переговоров по зондированию многие журналисты и экономисты задавали группе переговорщиков вопрос, планирует ли новое правительство Германии снова повторить то, что удалось министру финансов Олафу Шольцу (Olaf Scholz) в 2020 и 2021 годах, когда пандемия коронавируса практически парализовала экономику и она оказалась на грани краха? Тогда Олаф Шольц впервые успешно воспользовался чрезвычайной оговоркой к долговому тормозу, предусмотренной конституцией Германии.

Привлечение ещё одной трёхзначной миллиардной суммы на 2022 год, снова ссылаясь на исключительную ситуацию с эпидемией коронавируса, а затем использование этих денег для инвестиций в следующие годы, легко позволило бы заткнуть огромную дыру в бюджете. Кстати, предыдущая Большая коалиция даже не успела ещё до конца исчерпать возможности огромной кредитной линии, одобренной Бундестагом на первые два года короны. Получается, что госдолг будет продолжать резко возрастать, но одновременно с этим и экономика снова пойдет в рост, и жизнь постепенно нормализуется.

В связи с этим своего рода «шпагатом» правительству Шольца будет непросто объяснить Бундестагу, что чрезвычайная ситуация, неподконтрольная государству и негативно сказывающаяся на бюджете, продолжает сохраняться и это даёт право снова воспользоваться чрезвычайной оговоркой к долговому тормозу. Такая политика, скорее всего, заведёт в тупик, и поставить точку над i здесь сможет только Феде­ральный Конституционный суд Герма­нии (Bundes­verfassungsgericht).

Второй сценарий

Вторичные бюджеты через фонды. Такой вариант, конечно же, никак нельзя назвать устойчивым и справедливым, так как он в основном обременяет расходами молодое поколение, возникающими из-за того, что выплаты по долгам будут постоянно увеличиваться, что приведёт к дальнейшему сужению возможностей для бюджетного маневра. Но у такого сценария есть и свои преимущества: возможность создания дополнительных бюджетов и специальных фондов.

Дополнительные бюджеты будут финансироваться за счёт ссуд, которые не будут подпадать под действие долгового тормоза. Такие бюджеты или фонды будут целевыми и должны, по крайней мере, соответствовать европейским правилам о кредитных лимитах. Лидер партии СвДП Кристиан Линднер, который вероятнее всего получит портфель министра финансов, уже сделал свои предложения по поводу необходимого инструмента для инвестиций в дополнение к долговому тормозу. Такой инструмент можно было бы назвать специальным фондом, который мог бы быть инициирован Бундестагом для некоторых определенных областей экономики простым большинством голосов.

Кстати, похожий специальный фонд уже существует и называется «Энер­ге­тический и климатический фонд» („Energie- und Klimafonds“). Однако и этот трюк, к сожалению, подпадает под долговой тормоз (Schuldenbremse), и прежде чем мы поймём, работает это или нет, трёхголовая коалиция успеет обрести не один новый седой волос.

Третий сценарий

 Государственные расходы можно было бы уменьшить за счёт небывалого масштаба чистки бюджета. Ни для кого не является секретом, что в любом государственном бюджете всегда найдётся ряд дорогостоящих субсидий и морально устаревших расходов, от которых можно было бы отказаться и тем самым улучшить «состояние пациента». Однако это может оказаться настолько болезненной процедурой, что поставит под вопрос дальнейшее существование новой коалиции уже на начальном этапе. Нужно быть очень смелым «хирургом», чтобы решиться резать по живому таких священных для бюргера коров, как государственная поддержка при покупке дома, надбавка за проезд (Pendlerpauschale) и доплата на денежные сбережения (Sparer­freibetrag), привилегии на служебный автомобиль или единовременная компенсация сотруднику при сдаче декларации о доходах (Arbeit­nehmer­pausch­betrag) и т.д.

Стартуя свою деятельность с радикальных реформ за счёт молодых людей, которые привели Зелёных и СвДП к власти, это не что иное, как пилить сук, на котором сидишь. Чем это заканчивается, нетрудно догадаться: притяжение земли ещё никем не отменялось. Поэтому Олафу Шольцу (Olaf Scholz) предстоит уже в ближайшие дни доказать, способен ли он не столько домчаться на тройке непослушных коней до 6 декабря, когда его выберут новым канцлером Германии, сколько продолжить лихую езду дальше по маршруту, о деталях которого стороны переговоров предпочитают пока не распространяться.

Александр Мельников, журнал «Neue Zeiten» 11 (245) 2021

Werbung