- Werbung 1

Кто-то из нас живет в Германии уже долго, кто-то — всего пару лет. Мы ходим на выборы, если получили немецкое гражданство. Голосуем за партию, которая в составе коалиции сможет, на наш взгляд, положительно повлиять на нашу жизнь. Но не каждый из нас разбирается в тонкостях политической системы страны.

Высший эшелон власти

Важный орган управления страной — федеральное правительство. В конце четырёхлетнего федерального электорального цикла проводятся выборы. На оных определяются партии, которые в парламенте представляют интересы своих избирателей. Парламентарии являются нашими представителями в главном органе управления страной. Поэтому система называется представительской демократией, т.е. властью народа, представленной через парламентские партии.

Нижняя палата парламента (бундестаг) простым большинством голосов членов бундестага избирает федерального канцлера. Право предложения кандидатуры федерального министра и увольнения с этой должности имеет федеральный канцлер. Назна­чение и увольнение федеральных министров производится по патенту за подписью федерального президента. Федеральный президент приводит министров к присяге и увольняет министров с должности.

Федеральный канцлер руководит правительством и определяет общие политические линии работы каждого отраслевого министра. По табели о рангах федеральный канцлер, кстати, считается третьим лицом в государстве. Первые два лица — это федеральный президент и председатель бундестага. Фактическая исполнительная власть в федерации находится в руках федерального канцлера. Феде­ральный президент и председатель парламента имеют резервные правительственные полномочия, которыми они могут воспользоваться в случае недееспособности федерального правительства или парламента. Федерального президента избирает специально для сего созданное и созванное федеральное собрание, председателя парламента избирает бундестаг. Три первых лица государства избираются опосредованно, никто из них не обязан получить власть прямым народным голосованием. Эта представительская конструкция нашей современной демократии базируется на неудачном опыте первой немецкой республики 1918-1933 годов.

Часть властных полномочий федерального уровня имеет верхняя палата федерального парламента — бундесрат. Бундесрат наблюдает за учётом интересов отдельных земель в процессе федерального законотворчества. Федеральные законы принимаются бундестагом. Законы, затрагивающие интересы земель, требуют одобрения бундесрата. Иногда для реализации законов их технически разбивают на части. Не требующий одобрения бундесрата законопроект принимается единственно голосованием в бундестаге. Часть законопроекта, затрагивающая интересы земель, направляется на согласование в бундесрат.

Члены бундесрата назначаются земельными правительствами. Это значит, смена земельного правительства по результатам земельных выборов ведёт к смене членов бундесрата. Новое земельное правительство может отозвать прежних представителей федеральной земли в бундесрате и назначить новых, с партийными билетами актуального земельного правительства. Члены бундесрата не должны ставить себя на общенародные выборы. Существенными полномочиями обладают парламенты субъектов федерации, коими являются федеральные земли.

Со дня основания в 1949 году федеральное правительство поддерживалось различными партийными коалициями. За всю историю ФРГ однопартийные правительства правили страной примерно один год. Сейчас федеральное правительство поддерживает правительственная коалиция из умеренно левой Социал-демократической партии Германии (SPD), либерально-буржуазной партии Свободная Демо­кратическая Партия (FDP) и относительно леворадикальной партии экозащитников Зелёные (die Grünen). В нынешней коалиции две левые партии уравновешиваются одной буржуазно-либеральной партией.

Важные министерские посты

Роберт Хабек © NormanKrauss — Depositphotos

Федеральные учреждения в Герм­­ании выстроены по принципу кубиков. Новое федеральное правительство складывает из этих кубиков министерства по своему усмотрению и договорённостям между коалиционерами. Позицию каждого министра можно ослабить или усилить передачей или изъятием из его министерства тех или иных компетенций. Компетенции министерств являются предметом коалиционных переговоров. Младший коалиционный партнер может, например, выторговать себе два полноценных министерства или три министерства, но с ослабленными полномочиями.

Председатель FDP К. Линднер, со­­председатели Зелёных Р. Хабек и А. Бер­бок заняли важные министерские посты в нынешнем федеральном правительстве. Эти председатели яв­­­­­ляются самостоятельными политическими фигурами. Поэтому их нельзя просто так, безболезненно заменить по техническим причинам. Например, технический министр Шульц без собственного политического веса не справился с должностными обязанностями. Феде­­ральный канцлер может своим решением заменить его на министра Шульце, который, может быть, лучше подходит для важной должности.

Анналена Бербок © Wirestock — Depositphotos

Просто заменить Линднера, Бербок и Хабека на других персон не получится, даже если федеральный канцлер О. Шольц не удовлетворён их работой на министерских постах. Увольнение председателей с министерских постов приведёт к развалу правительства и возможным досрочным парламентским выборам. Досрочные выборы для SPD нежелательны, могут катапультировать партию на скамью оппозиции. Такое положение ограничивает свободу манёвра федерального канцлера, ослабляет его руководящие компетенции и даёт министрам-председателям большую свободу рук по сравнению с «обычными» министрами. Бербок, Хабек и Линднер господствуют в медийном пространстве, федеральный канцер держится в тени и несколько за спиной своих министров. Разумеется, медийная политика — личное дело самого канцлера, но газета «Бильд» уже задалась риторическим вопросом, не была бы А. Бербок лучшей фигурой для поста федерального канцера, чем его нынешний владелец?

Кристиан Линднер © Wirestock — Depositphotos

Ограничен федеральный канцлер и в выборе министров своего кабинета. Каждая коалиционная партия заполняет выделенные министерские вакансии собственными кандидатами. Внутри партий ведётся борьба за министерские посты, назначения министров происходят по внутрипартийным квотам. Потерявшая в апреле 2022 г. минис­тер­скую должность госпожа А. Шпигель принадлежит к левому крылу партии Зелёных. По партийной квоте Зелёных Шпигель была заменена другой женской представительницей левого крыла Л. Паус. Мужчина или не член левого крыла партии на министерскую должность претендовать не мог по определению. Эти партийные игры и вынужденность заполнять квоты не улучшают работу правительства, стесняют федерального канцлера и умаляют его право определения общей политики правящего кабинета.

Михаил Рушанов, журнал «Neue Zeiten» 06 (252) 2022

Werbung