Жизнь в Германии постепенно возвращается в привычное русло, но жизнь не только социально-общественная и производственная, но также и криминальная. Насколько долго продлится пауза в истерии с COVID-19 — неизвестно, но появившейся возможностью сразу же воспользовались криминальные элементы.

В 2015 году на рынке криминальной деятельности Германии появился новый вид организованной преступности — взрывы денежных автоматов. Земельная криминальная полиция Гессена не берется утверждать, что инициатива дерзкого по замыслу ограбления принадлежит последнему поколению «пришельцев» на европейскую землю. Корни преступлений и следы преступников чаще всего ведут в Восточную Европу. Почему? Потому что первоочередная и главная задача грабителей — как можно скорее исчезнуть не только с места преступления, но и замести следы хотя бы в ближайшей к ограблению местности. Денеж­ный автомат взорван, денежные купюры перекочевали в сумки грабителей, машины трогаются с места и через несколько минут не остается ни одного следа их пребывания, кроме искореженного взрывом банкомата, исчезнувших в неизвестном направлении пачек наличных евро и запаха взрывоопасного газа.

Захватывающую беседу на эту тему я провела с руководителем пресс-службы земельной криминальной полиции Гессена Христофом Шульте (Leiter der Pressestelle LKA Hessen Christoph Schulte).

Слева направо:  Leiter der Pressestelle LKA Hessen Christoph Schulte и Pressesprecher Sebastian Wolf

Эффект невмешательства

Как известно, любое преступление, особенно намеченное в общественном месте, требует четкого планирования и тщательной подготовки, связанной, прежде всего, с разведкой на местности и оценкой степени сложности. Можете себе представить, как взрослый мужчина со смартфоном в руках долго крутится возле банкомата, снимает его на камеру, проверяет прочность входных из пуленепробиваемого стекла разъезжающихся дверей, фиксирует местоположение каждого автомата, отмеряет шагами расстояние и проводит ряд других подготовительных мероприятий. Вы бы, как взрослый человек, обратили на это внимание или решили бы в соответствии с немецким «порядок превыше всего», что так и надо? Фотографировать в банковских филиалах запрещено, но кого интересует запрет, если речь идет о криминальных элементах? Грабить тоже запрещено.

Именно на такое странное поведение одного «дяди» и обратил внимание своей бабушки маленький мальчик, заинтересованно следящий за его ловкими манипуляциями в одном из банковских филиалов. «Дядя» что-то измерял, что-то снимал на камеру смартфона, что-то пробовал на устойчивость, детально осматривал помещение. Но действовал не украдкой, а уверенно и спокойно. Да так, что другие посетители даже не смотрели в его сторону, полагая, что перед ними уполномоченный к такого рода действиям сотрудник. Вас же не удивляет катящий по залу торгового центра тележку с горой товаров человек в рабочей одежде.

Мальчик из простого любопытства спросил у бабушки — что делает этот дядя? И бабушка, до этого не особо следящая за действиями других посетителей, озадачилась и, пройдя в зал банковских операций, заметила сотрудникам, что все подобного рода производственные манипуляции можно было бы совершать в то время, когда в филиале мало посетителей. Клерк немало удивился претензиям бабушки, но, созвонившись с управляющим филиала, не стал выходить в зал с банкоматами, а срочно вызвал полицию.

Прибывшие через минуту полицейские задержали на месте невозмутимого измерителя банковского пространства, не подозревавшего о наличии у мальчика столь недетской наблюдательности.

Знаете, почему дети замечают любые мелочи, на что мы, взрослые, уже давно не реагируем? Плотность восприятия детьми информации за единицу времени в десятки раз выше, чем у взрослых. Для нас практически любое событие в жизни уже пережито, знакомо и не вызывает интереса и любопытства, а для детей любая доселе незнакомая ситуация и даже незначительный эпизод — новый, неизвестный и необъяснимый, а каждый последующий день начинается заново. Никогда не отмахивайтесь от кажущихся странными вопросов детей. Именно так на одно преступление в мире стало меньше.

Незадолго до начала карантина я зашла в один из ближайших к местопроживанию филиалов моего банка. Перед автоматами собралась небольшая очередь, потому что девочка лет 13-ти как будто игралась с клавиатурой, вставляя в щель карточку, потом нажимала на кнопки. Карточка выскакивала назад. Проводила она манипуляции с банковской карточкой или какой другой, из-за соблюденной дистанции, я не заметила. Очевидно было одно — девочка увлечена каким-то понятным ей одной процессом. И тут вступил в силу закон невмешательства: каждый из присутствующих ждал, что девочку остановит кто-то другой. Поскольку мне не привыкать к проявлению инициативы в нестандартных ситуациях, я без всякого ожидания достаточно резким тоном одернула заигравшуюся девочку, заметив, что банкомат — это не игрушка, а она своими необъяснимыми манипуляциями задерживает взрослых людей. Зажав карточку в руках, девочка стремглав кинулась из филиала. Возможно, мне случайно удалось предотвратить еще одно преступление с привлечением к участию малолетних детей. Как заметил мой собеседник, это не первый случай, когда преступники посылают в разведку детей — ребенку вручают украденную денежную или кредитную карточку и поручают провести эксперимент. Преступники прекрасно знают, что согласно §19 УК ФРГ, «ребенок, не достигший 14-летнего возраста, освобождается от гражданской и уголовной ответственности».

На всё преступление уходит не больше пяти минут

Беспрецедентные по своему замыслу преступления затрагивают не только Гессен, но и другие федеральные земли. Как показывает статистика, число взрывов банкоматов непрерывно растет. Преступление организовано следующим образом: злоумышленники, являющиеся абсолютными профессионалами и экспертами во многих сферах жизнедеятельности, заходят в вечернее время в стратегически подходящий банковский филиал, выбор на который пал после длительного наблюдения и анализа местности. Филиал по замыслу преступников должен находиться внутри здания, расположенного где-нибудь на окраине города вдали от оживленных улиц. Кто же грабит стоящие на виду? Подготовительные маневры требуют конфиденциальности.

Дата преступления, как правило, выпадает на праздничные дни, попадающие до или после выходных. В эти дни банк для посетителей закрыт, но учитывая длинную паузу, денежные автоматы заполняются наличными деньгами «под завязку» — до 500 тысяч евро. Определенно в этот период понижается активность жителей города, а многие стремятся провести внеурочный маленький отпуск вдали от городской суеты и отвлечься от будничной рутины.

Зайдя в филиал, двое-трое соучастников поочередно снимают со счета деньги и, не отходя от терминала, пересчитывают наличные купюры, стараясь спинами закрыть от камеры внутреннего наблюдения главного участника. Тому за короткий срок удается незаметно подсоединить шланг газового баллона к одному из автоматов. После чего все чинно, но как бы по отдельности покидают филиал: у преступников в запасе не больше двух минут. Первый этап ограбления завершен. Через некоторое время, когда объем газа достигает критической массы (чуть больше — разнесет здание, чуть меньше — не взорвется автомат), кто-то неподалеку приводит устройство в действие. Наступает взрыв, вскрывающий нутро автомата. Ожидающие неподалеку преступники в масках врываются в помещение, хватают кассету с денежными купюрами и также мгновенно исчезают на припаркованном рядом с филиалом автомобиле, чаще всего, угнанном ради одной преступной операции. Теоретически можно было бы взорвать и два, но тогда у грабителей возникают слишком большие финансовые затраты, а все предприятие подвергается очень высокому риску.

На тот момент мой собеседник заметил, что непривычный вид посетителя — с маской на лице — сразу же привлечет внимание секьюрити за камерой. Кто бы знал, насколько привычным станет чуть позже подобный атрибут, и что через несколько месяцев внимание будут привлекать уже люди без масок на лицах.

Главный же отвлекающий маневр заключается в конструировании какой-либо нетипичной ситуации с вызовом полиции. В полицию поступает со случайного телефона звонок: неизвестный в панике сообщает, что в опасности находятся дети. Например, в заложники захвачен целый детский сад. Все полицейские из ближайших участков несутся спасать «заложников», что позволяет грабителям выиграть 5-10 минут.

Вы можете сравнить: за 2015 год на территории всей Германии было взорвано 11 автоматов, за 2016 год — 19, но уже к концу 2019 года только по Гессену было совершено более 45 взрывов денежных автоматов и бесчисленное количество попыток, вовремя предотвращенных благодаря наблюдательным гражданам и превентивной работе правоохранительных органов.

Дилетанты в криминале опаснее опытных преступников

В государстве и так достаточно высокий уровень организованной преступности, чтобы допустить еще один вид преступлений, уже фактически наносящий немалый ущерб имуществу и здоровью окружающих. Чем особенно опасны для общества взрывы банковских автоматов? Приносящий опытным преступникам хороший доход подобный вандализм берут в качестве руководства к действию недалекие дилетанты, уверенные в легкости подготовки и необременительности совершения. Чем взламывать чужие квартиры и идти на риск, не зная, что ждет за дверью и стоила ли игра свеч, намного проще, как им кажется, организовать взрыв банкоматов, получив при этом необлагаемую налогом прибыль в полмиллиона евро.

Опытные преступники пытаются хотя бы обойтись минимальными потерями. Им нужны деньги, а не человеческие жертвы. Безбашенные дилетанты стремятся за быстрой и легкой добычей: как неопытный карманник, вместо того, чтобы вырвать из рук прохожего сумку, сначала вонзает ему в спину нож. Польстившиеся легкостью добычи, неопытные преступники часто ошибаются с расчётом нужного объема газа, что приводит не только к материальному ущербу, но и человеческим жертвам. А этот ущерб уже не восполним ничем.

Взрывы банкоматов наносят ущерб не только банкам, но и городу. Если для банка кроме убытка от грабежа до 500 тыс. евро еще выпадают дополнительные расходы: замена одного денежного автомата стоимостью примерно в 30-40 тыс. обойдется в 10-15 раз дороже, то городу придется выплачивать намного большие суммы. Взрыв в филиале может, прежде всего, привести к повреждению самого здания и стать причиной обширного пожара. Учитывая же, что многие банковские филиалы находятся на земельных этажах стандартных жилых зданий, опасности подвергаются уже и жители дома. Жилые помещения — не бункеры и бомбоубежища, поэтому запас прочности никак не рассчитан на взрыв. Уже были инциденты, когда городским властям приходилось срочно переселять людей в отели, а здание ставить на капитальный ремонт.

Денежные автоматы, как и все движимое имущество банка, застрахованы от последствий стихийных бедствий и вооруженных ограблений. Но если филиалы определенного кредитного института регулярно подвергаются взломам и грабежам, это говорит о недостаточной степени защиты и предпринимаемых руководством банка мерах предосторожности, что впрямую может повлиять на отток из банка вкладчиков. Поэтому в последнее время страховые компании обязали владельцев кредитных институтов устанавливать в денежные автоматы специальные детекторы или датчики воздуха, реагирующие на изменяющуюся плотность воздуха при доступе постороннего газообразного вещества.

Никакой самодеятельности

До тех пор, пока банки в Германии не оснастят филиалы антивандальными аппаратами и не предпримут более жестких мер контроля, правоохранительные органы совместно с банковскими службами безопасности вынуждены принимать собственные экстренные меры. Не проходите мимо, если вы заметили странное поведение отдельно взятых лиц возле денежных автоматов. Запомните, вы не только не должны тут же на месте начать собственное расследование (это чревато последствиями для вашей жизни и здоровья), но вам это строго запрещается. Но все, что в ваших силах — сразу же вызвать полицию. И ни один полицейский не предъявит вам упрек, если вы проявили слишком высокую бдительность. Ведь может быть и так, что в филиал заглянет торопящийся случайный прохожий, который в спешке не обратит внимания на стоящий рядом с автоматом газовый баллон. От начала операции до взрыва проходит не более пяти минут. Газ взрывается, прохожий получает увечья или гибнет. А ущерб, наносимый банку, косвенно отразится на повышении стоимости обслуживания, а значит — на ваших доходах.

Ирина Навара, журнал «Neue Zeiten» №06 (228) 2020

Фото автора

Werbung