Многие читатели меня спрашивают, почему я пишу в основном на такие печальные темы. «Неужели в жизни ничего нет повеселее?» Определенно есть. У жизни есть много веселых и задорных сторон, которые, как бы мы ни старались, тем не менее, не скрасят теневую. Потому что есть аспекты, освещение которых необходимо хотя бы для их преодоления.

Страх же перед раскрытием негативных сторон жизни только увеличит их объем. Если для кого-то затрагиваемые столь негативные, но неизбежные жизненные аспекты — лишь статьи в прессе, я только порадуюсь за этих людей. Но кто-то должен вскрывать социальные нарывы на теле нашего общества, ставшие для многих реальностью и громадной проблемой, и помогать попавшим в беду.

2020 год стал серьезным испытанием для очень многих, на чью долю выпала судьба в течение долгого времени оставаться запертым в четырех карантинных стенах. Принудительное лишение социальной активности и ограничение социальных контактов не прошло даром и отразилось на психике множества людей. 24 часа в сутки перед глазами лишь стены собственной квартиры и периодическая смена обстановки на магазины — подобная вынужденная изоляция очень быстро сказалась на психике многих людей. Накопившееся раздражение и невозможность сорвать на ком-нибудь агрессию привели к серьезнейшим семейным конфликтам, где крайними оказались слабейшие, а именно — дети.

Табу не устраняет проблему, а усиливает

Сегодня мы затронем с вами по-настоящему трагические явления в нашей жизни, последствия которых неизбежно ломают судьбы детей, ставших жертвами обстоятельств. Речь идет о насилии над несовершеннолетними детьми, которые в силу возраста и понятного отсутствия опыта не в состоянии отразить атаку и защитить себя. В современном социуме до сих пор не существует четкого определения насилия. Для придания корректности этот термин долгое время лицемерно заменяли на «злоупотребление», «принуждение», «манипулирование», а обсуждение столь щекотливой материи оставалось под строгим табу. И даже в такой прогрессивной стране, как Германия, только в середине 80-х воспитательные и законодательные государственные институты сняли запрет с обсуждения насилия над детьми в семье, и мало-помалу общественные дискуссии начали набирать обороты.

В действительности акт насильственного воздействия на человека называется абьюзом. Манипуляции, унижения, крик и рукоприкладство — все это абьюз, и часто он наблюдается в токсичных семьях по отношению к детям. Родители-абьюзеры воспринимают ребенка как собственность и относятся к нему соответствующим образом.

На фоне пропаганды о высочайшей значимости ребенка в обществе представленные перед лицом аудитории факты поражают бесчеловечностью. Жестокое обращение с детьми в ряде семей вызвало срочную необходимость его публичного признания: «Достаточно умалчивать реальные факты!».

Оказание комплексной квалифицированной поддержки со стороны социальных психологов, педагогов и, как бы не было это печально — правоохранительных органов, сегодня стало нормой. Каждый человек, независимо от пола и возраста, может подвергнуться насилию. Но в отношении детей этот аспект имеет приоритетное для его устранения значение.

Жизнь детей на начальном этапе развития и становления, их благополучие и здоровье зависят от воли родителей или наставников, обладающих длительный период времени над воспитанниками неограниченной властью. К сожалению, проблема при длительном запрете на оглашение так глубоко проросла в социальную среду, что хотя бы ее огласка, не говоря об изживании, стало одним из самых насущных рабочих моментов федерального министерства семьи, подростков и юношества и федерального центра содействия социальным контактам.

Первым встал вопрос: как донести до ставших жертвами насилия детей, средний возраст которых в среднем от восьми до 14 лет, столь сложную материю, не повредив и так уже травмированную психику. Еще более сложной оказалась ситуация с превентивной работой, дети должны владеть механизмом самозащиты и отражения нападения любого зла — от психического террора до непосредственного насильственного воздействия. Чтение пространных лекций и директивной морали непонятно о чем — метод едва ли действенный и вряд ли приносящий ощутимые и позитивные результаты.

Тем временем, публикуемая статистика вызвала шок даже у самых циничных читателей: лишь от половых притязаний страдают 30 процентов представителей подрастающего поколения. Те, кто лично на себе испытал в детстве насилие любого рода, прекрасно осознают срочность мер для ликвидации и явления, и его последствий. Детские и социальные психологи, не говоря о педагогах и воспитателях, забили, наконец, тревогу: «Спасите наших детей!». Перед социумом встала задача: как, не травмируя, объяснить подрастающему поколению: «Если вы подверглись психическому или физическому террору, вам непременно нужно найти человека, которому можно довериться, быть с ним откровенным, правильно понятым и защищенным».

Инициатива исходит от министерства семьи

После острых дебатов уполномоченные сотрудники министерства семьи пришли к однозначному выводу: подобную информацию можно донести только наглядным образом и понятным детям языком. Но каким? На помощь пришли детские психологи — в виде театральной постановки, во время которой с детьми легче всего установить контакт и добиться взаимопонимания: «Мы намерены показать мальчикам и девочкам, что у них есть выход, и они могут получить помощь не только от экспертов, но и от друзей и неравнодушных взрослых. Для этого нужны лишь смелость и отсутствие страха быть непонятым или высмеянным».

Инициатива работает на основе кооперации всех федеральных земель, активно включившихся в программу защиты детей и оказания помощи пострадавшим. В этом возрасте знакомство с миром и окружающей средой базируется на визуальном восприятии. Внимание и интересы детей и подростков можно привлечь к острым ситуациям со сцены, сделав их непосредственными участниками и вызвав в юных душах чувство сопереживания и сострадания. На чужих примерах дети и подростки учатся быстрее и понимают лучше. Так в 2017 году в Берлине родилась театральная постановка «Trau dich!» (Доверься!), взявшая старт в городе Киль и обошедшая уже практически всю Германию. Не менее 4 тысяч детей в каждой федеральной земле участвуют в просмотре. В спектакле заняты взрослые актеры, играющие детей и прошедшие специальный курс психологической подготовки для понимания сценария и органичного перевоплощения в образ.

Наиболее важным фактором для актеров в процессе работы над постановкой явилось осознание детских возрастных ценностей. Артисты пытались объяснить детям со сцены полноценность их человеческой значимости и личностной целостности вне зависимости от возраста, пола и происхождения.

Постановка является педагогической мерой по предупреждению насилия, содействию в социализации и интеграции детей во взрослый мир и осуществляется под непосредственным патронажем федеральных министра образования и воспитания профессора д-ра Александра Лорца (Alexander Lorz) и министра по интеграции и социальным вопросам Штефана Грютнера (Stefan Grüttner). В этом возрасте дети проводят основное время в кругу школьных друзей. А взрослые, входя в мир детей, обязаны проявлять уважение к детским ценностям и ценить к себе доверие со стороны детей.

Именно в школе дети получают первые коммуникационные навыки, именно в это время идет закладка основ будущего характера и умения противостоять жизненным неурядицам. «Поэтому мы проводим кампанию с показом в школах, а не в городских театрах. Учителя получили полноценный инструктаж, как подготовить детей к просмотру спектакля, чтобы открыть детские души, а не замкнуть навеки под грузом впечатлений, которые, наверняка, оживут не в одной искалеченной детской душе», — прокомментировал проект Штефан Грютнер. Идея постановки заключается в сакральных истинах и, все же, сложных к принятию в подростковом возрасте поведенческих установок, когда маленький человек должен уметь сказать «НЕТ!» и четко знать, что его здоровье, тело, разум и чувства принадлежат только ему. Только он вправе сам распоряжаться своей внутренней свободой и своей независимостью. Каждый из нас имеет право на собственную душевную территорию, нарушение границ которой недопустимо, кто бы и под каким видом ни пытался эти границы переступить.

К сожалению, считавшиеся долгое время частной собственностью родителей, их дети были лишены возможности создания своего внутреннего мира и неприкосновенного ментального пространства с индивидуальными чувствами и эмоциями. А понятие неприкосновенности тела, души и человеческого достоинства ребенка, а также его неотъемлемое право на идентификацию собственной личности вообще выпадало из бытового обихода многих взрослых. И вот теперь мы имеем то, что заслужили…

Театральная постановка — лучший способ доверительного контакта

Когда постановка дошла до земли Гессен и взяла старт с Франкфурта, журналисты и сотрудники медийных структур были приглашены на премьеру и последовавшее обсуждение со спонсорами и идейными вдохновителями проекта. Все они — от ведущего психолога государственного ведомства по школьному образованию до руководительницы городской службы по оказанию многосторонней поддержки девочкам, пережившим трагедию семейного насилия — подключились к дискуссии и оказали проекту поддержку.

Цель постановки самая понятная: государственная инициатива сфокусирована на представлении интересов юного поколения в рамках международной конвенции по защите прав детей. Почему во множестве семей дети служат не только громоотводом при конфликте взрослых, но и подвергаются непосредственному унижению для разрядки напряжения, остается до сих пор не нашедшим объяснения явлением. Но пришла пора назвать вещи своими именами.

О том, что и как проходит в действительности, обсуждалось в одной из городских школ. В первую очередь, что хотелось бы отметить, представители государственных ведомств и министерств перестали использовать в речи синонимы, дающие аналогичные названия явлению, тем самым срезая острые углы: «Да, дети подвергаются со стороны взрослых, а часто членов своей семьи, трем видам насилия: психологическому террору, телесным суровым наказаниям и сексуальным притязаниям». Из присутствующих не осталось ни одного равнодушного, кто бы подошел к вопросу формально и высказал протокольное или дежурное «под галочку» мнение. По словам представителя городского ведомства по школьному образованию, основная сложность заключалась в предварительной беседе с родителями, от которых ожидали согласие для участия детей в просмотре спектакля. К сожалению, образ мышления многих родителей остается до сих пор консервативным и архаичным. «Зачем моему ребенку засорять мозги ненужной информацией, если у нас в семье все нормально?» Мало того, что некоторые кривили душой, никто из них не подумал о школьных друзьях своих детей, которые подчас не могут найти выход из тупика.

Страх, ложный стыд, ущемленное самолюбие, попранное достоинство — все это замыкает ребенка на самом себе, лишая дальнейшей перспективы в жизни. Переживший в детстве акт насилия и оставшийся наедине со своим недетским горем подросток уже вряд ли сможет переступить этот отрезок времени и как ни в чем не бывало влиться в полноценную взрослую жизнь.

Поразили слова руководительницы службы для девочек: «Даже имея на руках телефон службы доверия, где каждая может анонимно получить срочную психологическую помощь, девочки боятся или стыдятся. Внутреннее не нашедшее выхода напряжение нередко оборачивается коротким замыканием, приводящим к самому печальному исходу». Те, кто испытал на себе преступный акт, знают, что невысказанная боль с возрастом усиливается, превращая надломленного ребенка в сломленного взрослого…

Ирина Навара, журнал «Neue Zeiten» №07 (229) 2020

Фото автора

Werbung