Вот и завершились выборы в немецкий Бундестаг. Как и ожидалось, ни одна из партий, членов Большой коалиции, не добилась явного преимущества. Впереди предстоит затяжная борьба за власть, где королём неожиданно может стать даже простая пешка.

Победа с минимальным преимуществом

Всеобщие выборы в немецкий Бундестаг в последнее воскресенье сентября прошли тихо и мирно и не были богаты на сенсации, разве что кандидат в канцлеры ФРГ от консервативного блока Христианско-демокра­тического и Христианско-социального союзов (CDU/CSU) Армин Лашет (Armin Laschet) при голосовании на своём избирательном участке неправильно сложил избирательный бюллетень, в результате чего окружающие, включая журналистов, увидели, где он, согласно элементарной логике, расставил свои крестики.

В ЦИК ФРГ позже пояснили, что для лидера CDU никаких последствий ошибка иметь не будет, поскольку она была неумышленной, а подобные инциденты порой случаются. Как и предполагалось, на финише избирательного марафона отметились два доминирующих политических лагеря — левоцентристских социал-демократов (SPD) и консервативного альянса Христианско-демократического союза (CDU) и Христианско-социального союза (CSU), причём SPD опередила своего бывшего партнёра по Большой коалиции всего на 1,6 процентных пункта. Такая победа с минимальнейшим преимуществом сигнализирует лишь о том, что процесс создания правительственной коалиции будет неимоверно сложным и может затянуться, вопреки обещаниям лидеров партий, на долгие месяцы, что вполне даже не исключает того, о чём ещё недавно шутили в своих блогах богатые на фантазию пессимисты: и в нынешнюю новогоднюю ночь Ангеле Меркель, возможно, придётся вновь зачитать обращение к нации, т.к. она останется у руля на временной основе, пока не выбран новый канцлер.

Единственное, что можно с большой уверенностью утверждать сегодня, это то, что и после Меркель Германия останется на твёрдо проевропейском трансатлантическом курсе, однако, поскольку ни одна из двух крупных партий не набрала более четверти голосов, их традиционное доминирование над правящими коалициями в будущем, похоже, наверняка закончится. Вместо двухпартийной коалиции, которая доминировала в последние годы в политике Германии, страна почти наверняка будет управляться в ближайшие годы довольно-таки пёстрым трёхпартийным альянсом.

Вотум доверия

Даже уже в воскресенье было ясно, что CDU под руководством лидера партии и кандидата в канцлеры Армина Лашета находится на пути к своему худшему результату со времен Второй мировой войны. Но несмотря на это оптимистически настроенный ставленник Меркель заявил, что сделает всё, чтобы сформировать федеральное правительство под руководством CDU / CSU. В то же время и его главный соперник, кандидат от SPD Олаф Шольц, министр финансов Германии, предъявил свои претензии на канцелярию. Он заявил, что избиратели продемонстрировали явное предпочтение именно его партии, которую он вывел к очевидной победе из депрессивного состояния в тяжёлый момент избирательной кампании, когда SPD была третьей в опросах с 15 процентами. И Социал-демократы действительно одержали верх. Они не только финишировали первыми, пусть и с небольшим преимуществом, им также удалось улучшить более чем на 5 процентных пунктов свой результат по сравнению с итогами выборов 2017 года. Более того, Шольц, который был мэром Гамбурга, прежде чем стать министром финансов и вице-канцлером в 2017 году, гораздо более популярен в народе, чем Лашет. Почти половина избирателей SPD заявили, согласно данным экзит-пола, что не проголосовали бы за партию, если бы он не был её кандидатом в канцлеры. Но, несмотря на небольшой перевес в пользу Шольца, нельзя пока быть уверенным, что именно ему, вопреки последнему волеизъявлению легендарной Меркель, удастся примерить корону канцлера, ведь казусов в истории бывало предостаточно.

© MH — AdobeStock

Вероятность «светофорной» или Ямайской коалиции

В послевоенной политике Германии есть много прецедентов, когда занявший второе место в итоге берёт под свой контроль правительство. В 1969 году консерваторы выиграли выборы, опередив примерно на 3,5 процентных пункта SPD. Но кандидату в канцлеры от SPD Вилли Брандту всё же удалось создать коалицию с FDP. Аналогичный результат был и в 1976 году, когда кандидат от CDU / CSU Гельмут Коль привел свою партию к первому месту с впечатляющим результатом в 48,6 процента. Несмотря на это, правящая в то время коалиция между SPD и FDP вместе набрала более 50 процентов, что рассматривалось как вотум доверия их руководству.

Поскольку ни одна из крупных партий не сможет претендовать на чёткий мандат после нынешних выборов, всё будет сводиться к переговорному искусству их лидеров, насколько они сумеют убедить две меньшие партии присоединиться к их планам на будущее. Но каким бы ни было ярким предстоящее новое созвездие, Зелёные (Bündnis 90/Die Grünen) не станут отклоняться от своей железобетонной позиции, что борьба с изменением климата должна быть на вершине политической повестки дня. Согласно заявлению её лидера Анналены Шарлотты Альмы Бэрбок (Annalena Charlotte Alma Baerbock), её партия будет продолжать настаивать на том, чтобы сделать социальную справедливость и вопросы молодежи приоритетными для будущего правительства. При этом Бэрбок взяла на себя ответственность за то, что в результате её личных ошибок в ходе предвыборной кампании Зелёным пришлось пережить после короткого головокружительного взлёта досадное и болезненное падение на землю.

Свободные демократы (FDP) во главе с их несгибаемым лидером Кристианом Линднером (Christian Lindner) добились лишь незначительного выигрыша по сравнению с их результатом 2017 года. Тем не менее, партия, которая также популярна среди молодых избирателей, как и их «зелёные» конкуренты, приветствовала результат как значительную победу, хотя бы потому, что она вновь подтвердила своё право принять участие в коалиционных переговорах. Ведь FDP уже была в аналогичном положении в 2017 году, но из-за чрезмерно жёсткой позиции Лиднера либералам свободного рынка тогда так и не удалось войти в правительство. После изнурительных переговоров о трёхсторонней коалиции с Меркель и Зелёными в течение месяца лидер FDP Кристиан Линднер, к всеобщему изумлению, неожиданно отказался вести дальнейшие переговоры, не оставив CDU / CSU иного выбора, кроме как упасть в объятия SPD, — партнёрства, которое, по мнению многих, уже тогда давно дышало на ладан.

Линднер, на котором тогда СМИ не оставили живого места, не может позволить себе стать убийцей надежд избирателей во второй раз. Именно поэтому вероятность «светофорной» (Ampelkoalition) или Ямайской (Jamaika-Koalition) коалиции выросла сегодня в разы. А если он при этом ещё и умудрится завладеть портфелем министра финансов, о котором он так долго мечтал, будет интересно наблюдать за тем, как ему удастся справиться с непростым наследством, которое ему оставит Олаф Шольц, кандидат в канцлеры и пока ещё нынешний обладатель этого портфеля.

Александр Мельников, журнал «Neue Zeiten» 10 (244) 2021

Werbung