- Werbung 1

Человечество не только научилось летать, как птицы, — оно смогло забраться намного выше, покорив космос и нацелившись после прогулки по Луне на полную загадок планету Марс. С помощью двигателей, колёс, электроники и стали ему практически удалось опередить даже собственную мысль. И предела мечтаниям нет.

Но на бесконечном пути к прогрессу тут и там, как павшие воины, остаются лежать реликты ушедших эпох. Чаще всего в полном забвении, а иногда — в лучах неожиданно свалившейся славы, когда списанное в утиль дитя инженерной мысли приобретает вторую жизнь, став экспонатом того или иного именитого музея. Одним из таких знаменитых последних пристанищ для чудо-техники, где успокоился советский «Буран», и является Технический музей в немецком городе Шпайер (Technik Museum Speyer).

История музея

История этого музея началась ещё в прошлом веке и даже не в Германии, а во французском городке Lesquin/Lille, где для фирмы Thomson-Houston Electric Company из металлоконструкций был построен внушительных размеров ангар. Строение получилось настолько основательным и вместительным, что годом позже в разгар Первой мировой войны оно приглянулось практичным немецким войскам, которые разобрали его и перевезли в город Шпайер, где оно по сей день и находится.

В стенах бывшего французского ангара заводу Pfalz-Flugzeugwerke удалось построить 2500 самолётов, прежде чем после окончания Первой мировой войны он перешёл в руки теперь уже французской армии, которая использовала помещение для своих нужд до 1930 года. С 1937 года вплоть до окончания Второй мировой войны ангар опять вернулся в немецкие руки, теперь уже в качестве ремонтной мастерской завода Flugzeugwerken Saarpfalz.

В марте же 1945 года хозяевами многострадальной индустриальной постройки вновь стали французские войска, и только благодаря тому, что в 1984 году ангар оказался им больше не нужен, стал бесхозным, сказочно повезло Техническому музею в соседнем городе Зинсхайм (Technik Museum Sinsheim), который давно уже искал новый участок для расширения своей выставочной экспозиции и нашёл то, что искал, практически у себя под боком. В августе 1990 года здесь начались реставрационные работы и 11 апреля 1991 года новоиспечённый музей, основу которого составляет бывший французский ангар, вполне справедливо получивший название «Liller-Halle», принял своих первых посетителей.

Ценные экспонаты

Коринна Зигенталер (Corinna Siegenthaler), руководитель пресс-службы

О том, каким был путь, проделанный знаменитым музеем длиною в 30 лет, мы поговорили с руководителем пресс-службы Коринной Зигенталер (Corinna Siegenthaler).

— Каким образом удаётся финансировать такой, не имеющий аналогов в мире, крупномасштабный проект?

— Оба технических музея, в Шпайере и Зинсхайме, управляются некоммерческой организацией «Auto & Technik MUSEUM e.V.». Руководит обоими музеями предприниматель Герман Лайер (Hermann Layher), сын и продолжатель дела основателя этих музеев Эберхарда Лайера (Eberhard Layher). Мы не получаем никакой поддержки от государства, все наши проекты финансируются собственными силами. Сюда относятся как членские взносы, так и поступления от продажи входных билетов, а также многочисленные пожертвования от организаций и частных лиц.

Лунный камень, доставлен на Землю с Apollo 15 в августе 1971 г.

— Как вам удалось собрать в музее такую уникальную экспозицию?

— Большинство экспонатов, которые вы здесь видите, принадлежат не музею, а частным лицам, и предоставлены нам во временное пользование. С владельцем заключается соответственный договор, в рамках которого музей берёт на себя обязанность по сохранности и уходу за экспонатом. Если же когда-то хозяин пожелает забрать свой олдтаймер для прогулки или ремонта, он спокойно может это сделать, подав заявку руководству музея. Но такие огромные экспонаты, как старинная карусель, Боинг 747 и подводная лодка, купленные или подаренные музею, никогда не покидают выставочную территорию.

— Каковы три самых выдающихся экспоната Технического музея в Шпайере?

— В первую очередь это, конечно же, Боинг 747 Jumbo-Jet авиакомпании Lufthansa и самолёт-аналог советского космического корабля «Буран». Что ещё может входить в тройку Highlight, об этом до сих пор не утихают споры. Одни считают, что это гигант советского авиапрома Ан-22, другие придерживаются мнения, что это подводная лодка U9 немецкого военно-морского флота. Все эти экспонаты любимы публикой ещё и потому, что их можно не только созерцать и трогать, в них можно зайти, а с гигантского Боинга есть возможность не спускаться вниз по лестнице, а скатиться с ветерком с горки, прямо как на детской площадке.

— Какими судьбами у вас оказалась гордость советской космонавтики корабль «Буран»?

— Мы просто решили как-то расширить нашу экспозицию на тему «Космонавтика», построили для этого специально новый павильон. Идея была приобрести два космических корабля: русский и американский. С американским шаттлом, к сожалению, ничего не вышло. А вот с русским нам повезло, и мы смогли его купить. Этому предшествовала удивительная история. Прежде чем попасть к нам, прототип знаменитого «Бурана» после закрытия космической программы в 1993 году был предоставлен в лизинг австралийской компании Buran Space Corporation, демонстрировавшей его на Олимпиаде-2000 в Сиднее. В результате банкротства австралийской фирмы НПО «Молния» расторгло контракт и продало «Буран» (БТС-002) сингапурской компании Space Shuttle World Tour, которая транспортировала его из Сиднея в королевство Бахрейн, где он служил экспонатом на лётном фестивале. В феврале 2008 года после долгих судебных разбирательств уже с сингапурской фирмой НПО «Молния» удалось-таки продать «Буран» нашему музею. Весь мир следил завороженно за тем, как 2 апреля 2008 года советский космический корабль прибыл в порт Роттердам, откуда был погружён на баржу и по рекам и системе каналов доплыл до города Шпайер. Кстати, огромную помощь в этом нам оказал наш большой друг, лётчик-испытатель Игорь Волк, который неоднократно пилотировал БТС-002, полноразмерный аналог корабля «Буран». Игорь Волк был не только частым гостем у нас в музее, как-то он даже организовал поездку в Москву для членов нашей НКО, показал им Звёздный городок.

— Если музей хочет приобрести какой-то экспонат, каким образом и кто принимает решение о покупке?

— Нам очень часто предлагают различного рода интересную технику. Вначале мы проверяем, имеется ли у нас уже такой экземпляр в наличии? В чём его особенность? Является ли он большой редкостью? Имеется ли у нас для него свободное место? И в зависимости от того, какие аргументы перевесили, принимается коллегиальное решение. Свободная площадь для новых экспонатов — это одна из основных головных болей нашего музея. Недавно нам предложили подводную лодку, но у нас в Шпайере уже есть одна и довольно-таки большая, поэтому мы отказались от этого предложения в пользу музея в Зинсхайме, где для новой субмарины нашлось свободное место.

— О чём вы мечтаете? И что бы ваш музей хотел приобрести в ближайшем будущем?

— Мы так сильно мечтали пригласить пару лет назад к нам на встречу легендарного советского лётчика-космонавта Алексея Леонова. Но, к сожалению, так и не успели. Очень надеемся, что нам когда-то удастся организовать встречу с первой женщиной-космонавтом Валентиной Терешковой. А что касается расширения экспозиции музея, мы очень хотим приобрести в ближайшее время авиалайнер А-380. И даже место свободное для него нашлось бы, да вот беда: отсутствуют подходящие предложения. Но мы не теряем надежды, кто ищет, тот всегда найдёт.

Александр Мельников, Александр Черкасский
Фото: Александр Мельников
Журнал «Neue Zeiten» 01 (247) 2022

Werbung