Осторожно — дети-грабители!

57

© Alexandr Vasilyev - Fotolia.com

По данным земельной федеральной полиции Гессена, преступность в среде подростков и молодежи имеет тенденцию к снижению, и можно было бы говорить о бесспорном улучшении в этой области, если бы статистика и оперативные сводки ни представляли столь красноречивые и бесспорные доказательства приобщения детей к карманным кражам, взломам и грабежам квартир. Преступность среди детей, в частности, в земле Гессен как наиболее плотно заселенной мигрантами, набирает обороты с присоединения к Европейскому Союзу стран Восточной Европы.

По данным министерства внутренних дел Гессена, в 59,5 процентах всех совершенных преступлений в области краж и грабежей привлекались дети. Юное поколение принимало участие минимум в половине из раскрытых 10750 преступлений. Благодаря скрупулезной и тщательной работе оперативных органов по предупреждению преступлений большое число грабежей было предотвращено еще в стадии подготовки или попытки. При квартирных ограблениях и карманных кражах нельзя апеллировать к беспечности или безответственности правонарушителя, как, например, при безбилетном проезде. В отличие от многих видов правонарушений и преступлений, наносящих ущерб обществу, ограбления и кражи связаны с организованной сетью и обязательным наличием подельников.

Кража имущества всегда нуждается в фундаментальной подготовке: от распределения обязанностей до последующего сбыта украденного имущества по уже известным каналам. Имейте в виду: 90 процентов украденных вещей сбываются буквально в первые часы — благодаря своей агентурной сети скупщики краденного знают, когда и чего можно ожидать в самое ближайшее время.

Беседу о возникновении детских банд, участвующих в уличных кражах, грабежах квартир и частных домов, я провела с первым главным криминальным комиссаром федеральной полиции Гессена Удо Бюлером (Udo Bühler).

Разрешено в семье — значит, разрешено и в обществе

Федеральная земля Гессен относится к числу одной из проблемных земель в  отношении детской и подростковой преступности. В прессе нередко встречаются публикации, где авторы недвусмысленно, а подчас открытым текстом, обвиняют мигрантов в росте преступности, спрашивая: что могут дать детям мигранты-родители, нередко — безработные, если атмосфера в семье складывается из озлобленности, отчаяния и осознания безвыходности. Циничное привлечение детей и подростков к взломам и ограблениям — беспрецедентное социальное явление и самая болевая точка в работе криминальной и городской полиций. В среде детской преступности мы говорим уже не о предотвращении преступлений и попытке возвращения обществу когда-нибудь осознавшего ошибку молодого преступника. Мы вынуждены говорить о нарушении функций работы сознания у юных злоумышленников. Ведь многие из них не могут объяснить, почему и какие причины заставили пойти их по кривой дорожке.

В этом возрасте детям еще не хватает опыта выбрать самостоятельный путь развития — они ориентируются на окружающие их модели поведения, нередко основанные на насилии, грубости, отсутствии взаимного уважения. Если маленький человек с детства усвоил истину, что сила, неважно на что она направлена — правомерный способ устранения сложностей, легитимный метод заработка и законный способ получения достатка, ничего иного, как следовать авторитетному примеру, от ребенка ожидать не приходится. Готовность детей к той жизни, которая на их глазах приносит финансовую свободу и богатство, как форму независимости, является хорошим помощником в преступных намерениях взрослых. Если ребенку никто и никогда не объяснял, что чужое брать нельзя, а на практике он постоянно сталкивается с доказательствами противоположной теории, значит — можно. Преимущественное число детей-преступников происходят из семей Восточной Европы — Румынии, Сербии, Боснии, Литвы. Стран, что недавно примкнули к Европейскому Союзу, но еще не определились с самостоятельной экономической политикой, не являются политически независимыми, не имеют собственного пути развития. Тем более, благодаря членству в ЕС их граждане не нуждаются во въездной визе.

Дети в таких семьях служат лишь инструментом в «работе»  и орудием в реализации преступлений. Бедность, недостаточное образование безработных родителей, отсутствие перспективы, и как итог — семейное неблагополучие, — далеко неполный перечень причин. Как правило, каждая из таких семей принадлежит к одному из восточноевропейских преступных кланов. Но было бы неточным связывать малолетних преступников исключительно с восточноевропейским происхождением —  на сомнительную дорогу выходят подростки и из немецких семей, любимые дети любящих и правильных родителей. В большинстве случаев подростки начинают с малого – с краж в семье. И даже заметив пропажи, часто, совсем не детские, родители, стыдясь «вынести сор из избы», не обращаются за квалифицированной помощью, тщетно пытаясь управиться своими силами. Семейные скандалы и слезы не приносят желаемого результата, и подростки нередко продолжают жизненный путь в местах лишения свободы.

© raulbaena - Fotolia.com

Преступники, которых нельзя опознать

Вы спросите: какую роль играют дети при ограблениях? Это и есть на сегодняшний день самая большая проблема в жизни нашего общества. Трагизм положения заключается том, что к деятельности воровских банд приобщаются дети, не достигшие 14 лет. Ювенальная юстиция в Германии работает так, что, согласно §19 УК ФРГ, лица в возрасте до 14 лет не могут быть привлечены к уголовной ответственности. Преступники прекрасно знают об этом — на этом принципе и создается вся детская уголовщина. Детей нельзя сделать фигурантами следствия, нельзя задерживать и допрашивать. Взрослые используют детей в подготовительной стадии или в качестве технической поддержки. В частности, дети, не вызывая особого подозрения, крутятся в магазинах перед потенциальными жертвами, стараясь определить, где находятся ключи от квартиры. Особенно, если жертва хорошо одета, выглядит обеспеченной и финансово благополучной, она сразу же попадает в разработку.

Мужчины по традиции хранят ключи в кармане пиджака, куртки или заднем кармане брюк, женщины — во внутренних карманах дамской сумочки. Ребенку с его наблюдательностью необходимо всего лишь заметить, где находится ключ, заставив потенциальную жертву с какой-то целью порыться в карманах или в сумочке. Скажем, на безобидный вопрос: «Не можете ли вы мне разменять пять евро», люди автоматически, уже часто не замечая, перекладывают мелочи из одного кармана в другой. Дети быстро фиксируют подробности, после чего в работу вступают взрослые. Ключи похищены, жертва преследуется до самого дома.

А далее — находчивость мошенника, умение вызвать доверие и стремление ввести человека в панику. Жертва перед домом судорожно перебирает содержимое в карманах или сумочке, пытаясь найти ключи. Когда паника достигает апогея, к жертве очень вежливо обращается «случайно проходивший мимо» человек: «Не вы ли потеряли ключи? Я заметил вас в магазине. Я отдал их дежурному администратору». Жертва настолько расстроена и дезориентирована, что даже не может оценить абсурдность ситуации: почему же тогда «прохожий» не отдал ключи сразу же на месте, и как вообще он оказался рядом. Рассыпаясь в благодарностях, человек спешит на указанное место, предоставляя преступникам простор для деятельности: ключи у них в руках, а полчаса гарантировано как минимум.

В организованных бандах детей посылают в разведку. Маленькие злоумышленники крутятся вокруг домов, в том числе — возле частных жилых строений, исследуя местность и замечая время, когда все члены семьи на работе или расходятся по делам. Юные сообщники спокойно изучают устройство входных дверей, запоминают оставленные по недосмотру открытыми окна или балконные двери, часто обнаруживают «спрятанные» в клумбах или почтовых ящиках, а то и под ковриком перед дверью запасные ключи. Дети обычно не бросаются в глаза, а неприемлемость вопиющей по своей сути версии об участии в преступлениях несовершеннолетних ослабляет бдительность жильцов. Кому из адекватных людей может прийти в голову, что непринужденно общающиеся в дневное время мальчишки, оживленно обсуждающие что-то на своих телефонах, на самом деле собирающие информацию помощники организаторов преступления.

Дети снабжают членов банды бесценными сведениями, и во время проникновения в помещения «малышей» пускают первыми. Детям легче пролезть в узкую щель, а маленькие  детские пальчики и подвижные ручки лучше приспособлены для тонкой механической работы по открытию замков, отодвиганию щеколд, пропихиванию вспомогательных предметов. Попав в жилище первыми, дети впускают взрослых. Детский зоркий глаз может разглядеть не особо удачно спрятанные в комнатах ценные вещи, быстро оглядеть полки и шкафы. Малолетние более мобильны и психически, и физически, их фантазия богаче, а не отягощенное стереотипами восприятия воображение шире, поэтому они быстрее замечают ценные предметы.

Преступникам мало квартирных ограблений, дети-карманники — ставшее не менее привычным явление, орудуют при уличных акциях, но чаще в общественных заведениях и торговых центрах. Даже штатные секьюрити не всегда могут предотвратить преступления – за всеми посетителями не уследить, а в глаза бросаются самые подозрительные. В последние годы полиции приходится сталкиваться все с большим числом детей-преступников, но им ничего нельзя предъявить. Принять меры и предупредить совершение преступления помогают профессиональная тактика детективов и аналитическая работа следователей: на заметку берется «почерк» преступников и манера поведения. Полиция прекрасно знает, что дети действуют под присмотром и по указанию взрослых, но нет правовых механизмов, позволяющих законным путем получить необходимую информацию.

«Мы рекомендуем вам проявлять особую бдительность при возникновении каких-то необычных ситуаций, например, если вас чем-то испачкали или намеренно отвлекают,  — прокомментировал мой собеседник. — Пока вы отряхиваетесь, ваши карманы и сумки предоставлены в распоряжение мошенников». Представьте, к вам обращается ребенок 12-13 лет с просьбой помочь ему найти в торговом центре родителей и позвонить им на сотовый телефон. Дети в таком возрасте уже в состоянии сами решить подобные проблемы: наверняка у ребенка имеется собственный телефон, да и информационный пункт всегда виден из любой точки магазина. Оглянитесь по сторонам, если вас отвлекают намеренно, вы сразу заметите одного-двух взрослых, якобы индифферентно прогуливающихся, а на самом деле не выпускающих детей из виду. Поэтому не открывайте сумки и не доставайте кошельки и портмоне в присутствии посторонних. И в любом случае избегайте пересчета денег в людных местах, а также соблюдайте особую осторожность после снятия наличных в денежном автомате.

Вы в ответе за будущее поколение

Действенных мер по защите детей и подростков от агрессии общества пока так никто и не придумал, можно лишь с помощью активной пропагандистской работы  переориентировать ребенка с явной замкнутости и склонности к нездоровым пристрастиям на участие в работе молодежных центров и школах выходного дня. Но если в семье нет внутренней сплоченности, не привит интерес к культурным ценностям и развитию личности, нет ментальной связи между поколениями, отсутствуют традиции передачи позитивного жизненного опыта, ребенок ищет семью на стороне. И чаще всего находит — хотя бы из-за  строгой иерархической организации шайки и четкому распределению ролей. Для ребенка самое главное в жизни — участие в жизни взрослых, отношение к нему с полной серьезностью и осознанием важности отведенной миссии. По этой причине в борьбе за душу ребенка часто побеждают сплоченные криминальные банды с четким распределением обязанностей и ответственностью каждого члена группировки, нежели пассивно функционирующие общественные организации.

Никто и не говорит, что сделать из маленького ребенка полноценного и законопослушного взрослого — легко. Поэтому полицейские, подготовленные к работе с малышами, уже с детского сада и начальной школы в игровой форме объясняют детям, что нельзя ни в коем случае вступать в контакт с незнакомыми людьми, даже если они ссылаются на папу с мамой, близких родственников или знакомых. Нельзя принимать подарки от посторонних, нельзя доверять случайным людям. С родителями же проводятся отдельные беседы об ответственности перед их малолетними, но уже равноправными членами семьи с необходимостью установления доверительных отношений. В средней школе детям декларируют не только их права, но и рассказывают о наличии обязанностей, связанных с ответственностью за противоправные деяния. Чем старше дети, тем занятия принимают более серьезную форму.  Дети и подростки должны знать и чувствовать, что они нужны обществу, что у них есть все шансы добиться успеха в жизни. Но для этого они должны твердо усвоить доминирующее по жизни правило — законы написаны для всех.

Werbung