Беженцы из Украины: принять нельзя выслать

53

S-1

Германия давно имеет программы приема двух групп украинских граждан на постоянное место жительства по гуманитарным соображениям. Это  этнические немцы, подвергшиеся депортации и поражению в правах в период 1941-1956 гг., этнические евреи, пережившие Холокост, и их потомки. А вот сегодня появились и беженцы. Среди ошеломляющих цифр беженского цунами 2014-2015 гг. украинских беженцев почти не заметно, но они есть. По данным федерального ведомства по делам миграции и беженцев (BAMF), их уже 4658.  Deutsche Welle попыталась выяснить причины их бегства из Украины и их шансы получить искомый статус.

Приёмные лагеря

Опрашивались беженцы двух лагерей. На окраине баварского Вюрцбурга помещения военно-воздушной базы бундесвера переоборудованы в общежитие для беженцев, в котором украинцы живут вместе с беженцами из Сирии и Афганистана. Такое же общежитие находится в городке Вольгаст, расположенном рядом с известным курортом — островом Узедом на Северном море (федеральная земля Мекленбург-Верхняя Померания). Лагерь находится на окраине города в районе Plattenbau. Под общежитие здесь переоборудована блочная многоэтажка времён ГДР.

Обеспечение

Беженцы из Украины, как и все прочие, обеспечиваются жильем (сначала общежития, потом социальные квартиры), питанием (во время проживания в общежитиях) и денежным пособием на карманные расходы. 143 евро в месяц получают одиночки, по 129 евро — люди семейные и по 84-92 евро — дети.

В общежитии примерно 20 евро в месяц уходят на телефон. Три евро в квартал стоит взнос в благотворительном магазине верхней одежды общества Rotes Kreuz, где беженцам выдают по довольно щедрым нормам порой совсем новые вещи — обувь, брюки, свитера, рубашки…

Полтора евро в неделю они платят в социальный продовольственный магазин общества  Tafel, где можно набирать хоть целый рюкзак продуктов, у которых вскоре истекает срок годности: хлеб, фрукты и овощи, молочные изделия, мясную нарезку. Все остальные деньги беженцы откладывают. После переезда в оплачиваемую социальным ведомством квартиру пособия увеличиваются соответственно до 216, 194 и 133-198 евро.

S-2

Кто они, эти беженцы? 

Кто же  решился на «побег» из Украины? Причины разные, но цель одна: надежда на лучшую жизнь. Майор милиции из Донецка, 34 года, холост. Во время Майдана и захвата власти сепаратистами оказался между двух огней: бывшие начальники, перешедшие на сторону сепаратистов, считают его изменником Донбасса, а центральная власть готовит на него уголовное дело по обвинению в сепаратизме. Подал в отставку и уехал к знакомым в Кировоградскую область. Оформил справку «внутренне перемещенного лица». Два месяца получал пособие по 440 гривен, два — по 220 и еще два — по 110. И все.  На работу не брали, поскольку из Донецка и, возможно, скрытый сепаратист. Оснований получить убежище в Германии, считает он, у него не меньше, чем у сирийцев: «Ведь на Украине тоже не по всей стране идет война».

Предприниматель из Донецка, 56 лет. В Донецке он владел фабрикой по производству мебели. В австрийское оборудование вложил 70 тысяч евро.  Фирму у Игоря лихие ребята с автоматами отняли, а его полтора месяца продержали в заложниках в подвалах МГБ ДНР. Еле откупился и с трудом нелегально выбрался из Донецкой области.  Никаких перспектив для себя в Украине он не видит.

Менеджер из Западной Украины, 35 лет. Бежал в Германию от призыва. По повестке не явился, был объявлен в розыск. «Государство не оставило мне выбора, — говорит он. — Либо идти убивать соотечественников, либо пять лет тюрьмы». Дома остались жена и дети.

Инженер из Львова, 28 лет, с женой и четырехлетней дочкой. После института работал в Донецке. Когда началась война, предприятие, на котором он трудился, закрылось. А по возращении во Львов ему пришла повестка из военкомата. «Но я никого не хочу убивать, — говорит он, — не хочу брать в руки оружие».

Семья из Одессы: пожилая женщина, супруги лет тридцати и их пятилетняя дочь. Говорят, что там они подвергались политическим преследованиям за то, что поддерживали президента Виктора Януковича. По мнению опекающей беженцев сотрудницы общежития, правда в этой истории только в том, что семья из Одессы: «Это чистой воды экономические беженцы».

Позиция немецких властей

Неудовлетворенность своим материальным положением, так же как и нежелание служить в армии, не являются основанием для предоставления убежища в Германии. На запрос партии левых в бундестаге правительство  признало, что на Украине действуют куда более жесткие, чем, например, в Германии, правовые нормы в отношении отказа от военной службы. Но решение о том, насколько они соответствуют Европейской конвенции по правам человека, относится к компетенции Европейского суда по правам человека. Официальный Берлин также указал, что любое государство имеет право решать, как формировать свои вооруженные силы, а наказание за уклонение от призыва в армию предусмотрено и во многих странах с правовой государственностью.

Правительство ФРГ, к тому же, не подтверждает предположение левых, что грозящий призыв в армию — это главная причина растущего потока украинских беженцев в Германию. Бывшие жители Донецкой и Луганской областей, по проведенному среди соискателей убежища опросу, мотивируют свои заявления, в первую очередь, боевыми действиями, крахом системы снабжения, прекращением выплат пособий и пенсий. Из Крыма бегут из-за российского присутствия и необходимости принимать российское гражданство. Основные мотивы представителей других регионов Украины — плачевное экономическое положение как следствие политического кризиса, нищенские зарплаты, рост цен, страх перед распространением военных действий на всю страну и только, в последнюю очередь, грозящий призыв в армию. Тем не менее, ни «одесситов», ни семью инженера из Львова, ни других украинских беженцев домой не отправляют.  И вот почему.

Статус украинских беженцев

Причина в том, что еще 7 августа 2014 г.  BAMF приняло решение о «деприоритезации» (Rückpriorisierung) заявлений граждан Украины. В переводе  с бюрократического языка на нормальный — замораживание. В МВД такое решение объясняют тем, что нужно высвободить кадровые ресурсы на решение проблем основного потока беженцев. Не до украинцев, мол, сейчас, надо в первую очередь разобраться с сирийцами. На самом деле BAMF просто не знает, что делать с украинскими беженцами. Здесь не могут оценить, какому риску они их подвергнут, если отправят домой, не могут предсказать, как на Украине будут развиваться события, не окажется ли и в самом деле вся страна охваченной войной. В BAMF ждут информацию о положении в Украине от МИД ФРГ. В самом  же МИД  ФРГ ситуацию на Украине — по крайней мере, официально — оценивают как нестабильную. Конфликт может затянуться на годы, а власти ФРГ не могут оценить степень риска для таких людей, если отправят их домой. А посему все вместе не могут поставить запятую в фразе, вынесенной в заголовок этой статьи. В итоге, практически все граждане Украины, подавшие заявление на убежище в Германии, вообще не получают никакого ответа и остаются здесь до прояснения ситуации, которое может произойти неизвестно когда.

Депортируют из Германии — но не на Украину, а в соседние с ФРГ государства — только тех, кто ранее обратился к властям других стран ЕС и оставил там свои отпечатки пальцев.

Их шансы остаться в Германии

Поскольку граждане Украины имеют здесь особый статус, то у них неплохие шансы остаться в ФРГ надолго, а то и навсегда. По истечении трех месяцев после подачи заявления они  получают право на работу. Как показывает опыт, люди, успевшие за время ожидания своей участи, которое порой длится годы, выучить немецкий язык, найти работу, интегрироваться в общество, родить детей или отправить их в школу, имеют большие шансы остаться в Германии навсегда. Пожелаем же нашим украинским братьям по Советскому Союзу удачи!

Werbung