Группа из 60 учёных обратилась к канцлеру Германии Ангеле Меркель с открытым письмом: по их мнению, в ФРГ критика, направленная против действий израильского правительства, приравнивается к проявлениям антисемитизма, а это недопустимо. Подобные обвинения, в той или иной степени, возникают постоянно, в данном конкретном случае, многие из тех, кто поставили свои подписи, так или иначе, проявили себя именно как антисемиты. Так как отличить критику от юдофобии?

В ноябре 2019 года один почётный член Немецкого объединения профсоюзов (Deutscher Gewerkschaftsbund, DGB) опубликовал в своём блоге на Facebook сообщение следующего содержания: «Сионистское террористическое государство» Израиль в нарушение международных законов изгоняет жителей палестинских анклавов, «чтобы представители еврейской «господствующей расы» могли заниматься там сельским хозяйством». А внизу приписал: «P.S. Это не антисемитизм». DGB расценило этот текст иначе. Почётный член лишился и почёта, и членства в этой организации.

Эта запись в Фейсбуке является одним из наиболее ярких примеров того, с какого момента критика Израиля пересекает черту и становится антисемитизмом: Израиль демонизируется, ему приписывается вина в ближневосточном конфликте и на него обрушивается диффамация с помощью чисто нацистских определений вроде «господствующей расы». Однако подобное пересечение «красных линий» не всегда бывает столь отчётливо выражено, как в данном случае. Зачастую критика правительства Израиля ни в коей мере не является антисемитской. И тогда начинаются проблемы.

«Неправый» «правый» Шаликар

Итак, 60 учёных — немцев и израильтян — обратились с открытым письмом к канцлеру ФРГ. Они выразили обеспокоенность «инфляционным, фактически неоправданным и законно необоснованным использованием понятия «антисемитизм», которое служит «подавлению легитимной критики политики израильского правительства». Это не первое подобное письмо, в котором выражается подобная обеспокоенность.

В современной Германии с её нацистским прошлым обвинение в антисемитизме — особенно тяжко. Соответственно острыми бывают и дебаты на эту тему. Как правило, они, так или иначе, вращаются вокруг отдельных личностей, обвиняемых в антисемитизме. Прежде всего, еврейские организации и отдельные евреи обосновывают свои обвинения тем, что высказанная в адрес Израиля критика выходит далеко за рамки критических высказываний в отношении любой другой страны и «целится» уже не столько в правительство Израиля, сколько в евреев как таковых.

С другой стороны этой «баррикады» находятся деятели вроде тех, которые подписали нынешнее открытое письмо: они часто заявляют, что обвинение в антисемитизме проистекает из израильского влияния на тех, кто его выдвигает. Так, «подписанты» обвинили уполномоченного федерального правительства Германии по борьбе с антисемитизмом Феликса Коха в том, что он «поддерживает правопопулистские израильские круги». Имеется в виду израильский публицист, политолог и общественный деятель Арье Шаруз Шаликар, возглавляющий правительственный отдел международных связей. Немецкое руководство вроде бы поддержало и организовало издание в ФРГ его книги «Новый немецкий антисемит» (Der neu-deutsche Anti­semit), а также профинансировало его авторский вояж в Германию. В своей книге Шаликар приходит к выводу, что антисемитизм в ФРГ очень укоренился и часто скрывается под личиной критики Израиля. Что из этого превращает Шаликара в «израильского правого популиста», неясно. Ни составители письма, ни те, кто его подписал, до пояснений этого странного момента не снизошли.

Берлинская газета Der Tagesspiegel сообщает со ссылкой на бюро уполномоченного по борьбе с антисемитизмом о том, что немецкое правительство всего лишь оплатило проведение однодневного семинара на тему борьбы с антисемитизмом, в котором, кроме прочих, принял участие Шаликар, он даже выступил с речью. Прилагается чек: потрачено 14 тысяч евро. Бюро уполномоченного подтвердило данные, приведенные в Tages­spiegel, а целый ряд еврейских организаций Германии (в том числе, Цент­ральный совет евреев ФРГ) отправил Ангеле Меркель уже собственное открытое письмо, в котором выразил свою солидарность с Феликсом Кляйном и отметил его последовательность в борьбе с любыми проявлениями антисемитизма.

Признаки зла

Так каковы же всё-таки критерии, позволяющие отличить антисемитизм от легитимной критики Израиля? В принципе, в этом нет ничего сложного. Существуют вполне чёткие определения, позволяющие отличить антисемитизм, замаскированный под «антиизраильские высказывания». Так называемый 3-D-тест категоризирует критику Израиля как антисемитскую в том случае, если эта критика демонизирует и делигитимирует Израиль (то есть отказывает этому государству в праве на существование и называет его, например, «преступным» либо «террористическим»), а также использует двойные стандарты.

Также и международная организация International Holocaust Remem­brance Alliance (IHRA) использует рабочее определение, согласно которому проявления антисемитизма — это, в частности, «нападки на государство Израиль как еврейский коллектив». Правда, в этом определении указывается, что «критика Израиля, сравнимая с критикой в адрес других государств, не должна считаться антисемитской».

Представители еврейских организаций, подписавших ответное письмо, считают, что в данном случае все критерии, определяющие антисемитизм, были «воплощены в жизнь». Социолог, исследовательница антисемитизма Моника Шварц-Фризель подчеркнула в интервью радио Deutschlandfunk, что никто в здравом уме не стал бы утверждать, что легитимная критика Израиля — это антисемитизм. Единственные, кто это утверждают, это составители пресловутого «письма шестидесяти».

Это утверждение, в свою очередь, опровергает одна из тех, кто подписал это письмо — культуролог Алейда Ассманн: она ссылается на то, что немецкий Бундестаг принял определение антисемитизма, разработанное IHRA, лишь частично — а значит, сузил пределы свободы слова.

Преступления на почве антисемитизма

Подписанты «письма шестидесяти», среди которых, между прочим, многолетний исследователь антисемитизма Вольфганг Бенц, главную опасность усматривают в так называемом «правом антисемитизме». В самом деле, большинство преступлений, совершаемых в Германии на почве антисемитизма, — работа праворадикальных экстремистов. Впрочем, их число колеблется в зависимости от того, какие именно статистические данные используются.

Различные еврейские организации и официальные учреждения в ФРГ из года в год указывают на рост антисемитских преступлений, совершаемых «левыми» и исламистами. Именно в их кругах и принято, как правило, скрывать антисемитизм под маской антисионизма.

BDS — «Антисемиты без границ»

Что это означает и насколько велик разрыв в восприятии этих двух явлений? Это можно хорошо рассмотреть на примере общественного движения Boycott, Desinvestitions and Sanctions (BDS): в прошлом году немецкий Бундестаг осудил эту международную организацию, как «частично антисемитскую». Историк Вольфганг Бенц критикует это решение и заявляет, что Бундестаг ошибается, называя BDS «отвратительным ростком антисемитизма». Его коллега Михаэль Вольффсон, в свою очередь, считает, что ошибается именно Бенц, а не Бундестаг. Он предостерегает от того, чтобы считать BDS безобидной общественной организацией и указывает, что целью ее деятельности, как ни крути, является разрушение и демонтаж государства Израиль. Активисты BDS по всему миру требуют бойкота израильских товаров, израильской культуры, чтобы, как зафиксировано в уставе этой организации еще в 2005 году, «заставить Израиль прекратить захват и колонизацию всех арабских государств».

Кроме того, BDS требует права на возвращение всех палестинских беженцев, покинувших территорию провозглашенного в 1948 году Государства Израиль. Статус беженца передаётся среди этих людей по наследству, так что сегодня этих беженцев насчитывается примерно пять миллионов. Их «возвращение» может стать концом Израиля, в котором проживают на сегодняшний день почти девять миллионов евреев. Поэтому многие еврейские организации утверждают, что «антисионизм» BDS на самом деле — махровый антисемитизм, направленный на сионистское государство Израиль. Сионизм — это стремление к созданию и развитию «родины для всех евреев» после тысяч лет преследований и рассеяния. Эта цель была достигнута в 1948 году — было создано Государство Израиль, Мединат Исраэль. Любой еврей из любой страны в любую секунду может приехать в Израиль и жить в этой стране. Вопрос лишь вот в чём: если Израиль как сионистское государство и, соответственно, как «тихая гавань» и гарантия выживания евреев будет упразднён, то что остаётся евреям вообще?

Для одних BDS — мирная и эффективная форма протеста, для других — официальная ширма антисемитов всех стран и народов. Исследование, проведенное рядом еврейских НГО, доказало в 2019 году связь между усилением группировок BDS в американских университетских кампусах и увеличением преступлений на почве антисемитизма, совершённых там же. С другой стороны — даже, собственно, в Израиле раздаются голоса подобно голосу экс-посла Израиля в Германии Шимона Штайна, указывающие на то, что правительство Биньямина Нета­ниягу весьма часто обвиняет критиков его политики в антисемитизме, подавляя эту критику таким образом в зародыше.

Что ж, пока нет единства мнений по поводу того, насколько опасен «антиизраильский антисемитизм» и является ли антисионизм формой антисемитизма, можно ожидать новых открытых писем, открытых ответов и «активной дискуссии» по этому поводу, плавно переходящей в ругань и нападки.

Борис Немировский, журнал «Neue Zeiten» №09 (231) 2020

Werbung