© miklyxa - AdobeStock

Так характеризовал в стихах А.С. Пушкин своего учителя поэзии. В.А. Жуковский (1783-1855) известен не только как поэт, но и как переводчик, как один из основоположников русского романтизма и создателей современного русского литературного языка, наставник императора Александра II.

© Alexey Antipov — AdobeStock

Происхождение

История рождения В.А. Жуковского достойна приключенческого романа. Появился на свет он в 1783 году в именье Мишенское Белёвского уезда Тульской губернии. Отцом его был Афанасий Иванович Бунин, богатый тульский помещик. Причём тут Бунин и Жуковский, и кто мать ребёнка? Вот и приключения. Согласно одной из самых распространённых версий, товарищ Бунина, участвовавший в проходившей тогда турецкой кампании, в 1770 году отправил ему с фронта подарок — двух пленных турецких девушек Фатьму и Сальху. Не забудем, что господствовало крепостное право, так что такие подарки удивления не вызывали. 11-летняя Фатьма вскоре умерла, а сестру её, 16-летнюю Сальху, помещик сделал своей наложницей. В 1776 году Сальха получила официальную бумагу — «К свободному в России жительству». В этом документе значилось, что «взята она была при взятии города Бендер… в полон и досталась майору Муфелю, и … оным майором по выезде в Россию отдана им Бунину на воспитание, и по изучении российского языка приведена в веру греческого вероисповедания, при чём восприемниками были жена Бунина Марья Григорьевна и… Дмитрий Голембовский».

После принятия православия Сальха получила имя Елизавета Демен­тьевна Турчанинова. П.А. Плет­нёв, друг поэта, так рассказывает с его слов историю рождения: «Бунин был помещик Белёвский…Жена его, приживши с ним несколько детей, оставила супружеское ложе и дала ему свободу в выборе потребностей Гимена. Какой-то приятель Бунина, участвовавший во взятии Силистрии (вернее, Бендер, Е.К.), переслал ему оттуда, из гарема паши, одну премилую женщину, которая долго полагала, что мужчина везде имеет законное право на нескольких женщин. Поэтому она в полной невинности души предалась любви к Бунину и от ложа с ним родила ему сына: это был славный ныне поэт».

Законная жена Бунина Мария Григорьевна поначалу не хотела признавать мальчика, но потом смирилась со своей участью, даже полюбила ребёнка и воспитывала его вместе со своими детьми, а Сальха, теперь Елизавета Дементьевна, стала домоправительницей. А откуда фамилия мальчика? В то время в доме Буниных проживал старый приятель хозяина — обедневший дворянин из Киева Андрей Григорьевич Жуковский. По просьбе отца он усыновил и крестил ребёнка, дал ему отчество и фамилию.

Мальчик был похож на свою мать — кареглазый, черноволосый, смуглый. Дворня называла его «турчонком». Вот как описывает его внешность одна из родственниц: «Он был строен и ловок; большие карие глаза блистали умом из-под длинных чёрных ресниц: чёрные брови были как нарисованы…; густые длинные чёрные волосы грациозно вились по плечам; улыбка его была приятна, выражение лица его умно и добродушно…». «Турчонок» чувствовал себя в большом семействе Буниных одиноким, писал позднее в дневнике: «Как прошла моя молодость?…Не имея своего семейства, в котором бы я что-нибудь значил, я видел вокруг себя людей мне коротко знакомых,… но не видал родных, мне принадлежащих по праву; я привыкал отделять себя ото всех, потому что никто не принимал во мне особливого участия».

Безрадостное детство, естественно, сказалось на творчестве поэта, определив его печальный элегический настрой.

Годы учёбы

В шесть лет началось обучение ребёнка. Как ни удивительно, образованнейший литератор, наставник наследника престола получил в ранние годы довольно-таки сумбурное образование. Поначалу отец привёз в имение Мишенское, где проживала семья, немца учителя. Вскоре выяснилось, что учитель этот груб, невежда, не может установить контакт с учеником, и его уволили. Преподавать мальчику русский и арифметику взялся его крёстный А.Г. Жуковский. Так Василия подготовили к поступлению в частный немецкий пансион Х.Ф. Роде в Туле, который он начал посещать в ноябре 1790 года, но весной 1792 года пансион закрылся. Осенью того же года Василия отдали в тульское Главное народное училище, где он тоже пробыл недолго: был отчислен «за неспособность». Некоторое время обучение продолжалось на дому у сводной сестры Варвары вместе с её детьми.

Наконец, в январе 1797 году 14-летнего подростка Марья Григорьевна отвезла в Москву и определила в Благородный пансион при университете. Собеседование, проведённое инс­пек­­тором А.А. Прокопович-Антонс­ким, показало, что всё-таки предыдущая отрывочная подготовка дала определённые результаты: Василий имел довольно хорошие знания французского и неплохие немецкого. Это было важно для поступления, потому что в пансионе ученики должны были говорить между собой в течение дня на французском или немецком языке. Имеющиеся знания позволили зачислить Жуковского сразу на третий год обучения.

Учебная программа была построена таким образом, что из предлагаемых 30 предметов учащиеся могли выбрать несколько по своим склонностям. Василий взял русскую словесность, иностранные языки — немецкий и французский, историю и рисование. В пансионе мальчику нравилось: доброжелательные надзиратели, большие аудитории, чистота и порядок. Близ­кими друзьями Жуковского стали сыновья ректора университета и директора пансиона И.П. Тургенева Андрей и Александр.

Почти каждый выходной Василий приходил к товарищам, к ним присоединилось ещё несколько учащихся пансиона, также любителей словесности. Друзья обсуждали вопросы литературы и философии, делились впечатлениями от прочитанного, занимались переводами. Под влиянием Андрея Тургенева Жуковский заинтересовался немецкими романтиками, принялся за углублённое изучение немецкого языка. Тургеневские собрания, как вспоминал впоследствии Василий Андреевич, дали больше для его развития, чем занятия в пансионе. Впрочем, через четыре года они и закончились. Жуковский, прилежный и способный ученик, был награждён по окончании именной серебряной медалью, имя его было внесено на доску почёта пансиона.

© sharpner — AdobeStock

Дружеское литературное общество

Обучение в пансионе закончилось, но сохранилась дружба и желание совершенствоваться. Бывшие пансионеры организовали «Дружеское литературное общество». Первое заседание состоялось 12 января 1801 года в доме Воейкова, затем было решено собираться каждую субботу. Откры­вались собрания докладом на какую-нибудь «нравственную» тему. Так Жуковский за недолгое время существования общества сделал три доклада: «О дружбе», «О страстях», «О счастье». Затем следовало чтение и разбор сочинения одного из членов общества и классических произведений, а в завершение — шампанское и пение. Ведь большинству участников не было ещё и 20-ти лет.

К сожалению, в ноябре 1801 года общество распалось: члены его разъехались в другие города по службе или на учёбу за границу. Сейчас сведения о нём включены во все энциклопедии, изучению его деятельности посвящено немало научных работ. Исследователи подчёркивают, что это общество заложило основы ведущих направлений русской литературы начала XIX века: романтизм В.А. Жуковского, гражданственная лирика А.Ф. Мерзлякова, декабристские настроения А.И. Турге­нева и А.С. Кайсарова.

Несмотря на короткое время своего существования, оно стало вехой в развитии русской литературы и послужило основой для создания литературных обществ, наиболее известные из которых «Арзамас» и «Вольное общество любителей словесности, наук и художеств».

Начало творчества

К литературному творчеству Жуковс­кий стремился с детства. 11-летним ребёнком он написал уже пьесу «Камилл, или Освобождённый Рим», поставленную своими силами детьми и взрослыми в домашнем театре сестры Варвары.

Во время учёбы в университетском пансионе в первые же каникулы в Мишенском Василий сочинил стихотворение «Майское утро» и прозаический отрывок «Мысли при гробнице». Вернувшись в пансион, он показал свои творения преподавателю словесности, который оценил их и передал редактору журнала «Приятное и полезное препровождение времени», где они и были напечатаны. Журнал этот директор пансиона Антонский сделал обязательным чтением для пансионеров. В нём публиковалась вся мировая литература — писатели, поэты всех стран и всех времён, историки, философы. Российская литература была представлена сторонниками Карам­зина, создававшими в России новый литературный стиль. Жуковский и Тургеневы были поклонниками этого журнала. Так что творческий путь поэта начался вполне достойно.

Ближайший друг Жуковского Андрей Тургенев начал делать переводы романа Гёте «Страдания молодого Вертера» и поэмы Шиллера «Дон Карлос», к которым привлёк и Василия, на что тот охотно согласился. Вообще литературной работой он занимался много и с удовольствием. К окончанию пансиона перевёл с немецкого комедию модного в то время немецкого автора Августа Коцебу «Ложный стыд», которая была принята к театральной постановке; перевёл роман того же писателя «Мальчик у ручья, или Постоянная любовь», который вышел в 1801 году. Об успехе этого перевода вспоминал поэт Михаил Дмитриев: «Вся семья по вечерам садилась в кружок, кто-нибудь читал, другие слушали… «Мальчик у ручья» Коцебу решительно извлекал слёзы!». Затем была переведена и издана повесть Коцебу «Королева Ильдегерда». Делал Василий переводы и с французского: две повести Флориана «Вильгельм Телль» и «Розальба» увидели свет в 1802 году. Следующая работа, растянувшаяся на несколько лет, — перевод французской переработки «Дон Кихота» Сервантеса.

Продолжение следует.

Елена Кутузова, журнал «Neue Zeiten» №11 (233) 2020

Werbung