Николай Берзарин – советский генерал, спасший Берлин

1464

16 июня 1945 года в садоводствах Берлина были срезаны все розы. Беспрецедентный поступок для города, который только начинал приходить в себя после бомбёжек и кровопролитных боёв, которые превратили в руины этот прекрасный древний город. Позднее тысячи горожан пришли проститься с человеком, сумевшим за неполные два месяца наладить в поверженном Берлине мирную жизнь и по трагической случайности погибшим утром 16 июня.

Человека, ради которого немцы добровольно срезали 15.000 только что выросших цветов, звали Николай Эрастович Берзарин ‒ первый комендант взятого советскими войсками Берлина, начальник Берлинского гарнизона, командующий 5-й ударной армией*, генерал-полковник, Герой Советского Союза.

Берзарин принял под своё «командование» целый город и руководил жизнью оставшихся в нём двух миллионов человек в трагический период: в конце апреля ‒ июне 1945 года. Он пробыл комендантом Берлина 54 дня. Но этих дней хватило, чтобы навсегда завоевать любовь и уважение берлинцев. Поэтому в последний путь генерала пришли проводить не только однополчане, но и свыше десяти тысяч горожан. Пришли добровольно, без приказов и разнарядок.

Дважды Почётный гражданин Берлина

Простившись, берлинцы не забыли своего первого коменданта, посмертно присвоив Берзарину самую высокую награду Берлина ‒ звание Почётного гражданина (Ehrenbürger von Berlin). Звание присваивается только прижизненно, но для советского генерала благодарные немцы сделали исключение**. Его имя было предложено внести в списки Почётных граждан города в том же 1945 году.

Так случилось, что звание Почётного гражданина присваивалось Берзарину дважды ‒ в 1975 и в 2003 годах. В 1975-м его имя включили в Почётную книгу Восточного Берлина (к тому времени город был уже разделен). После объединения Германии в 1992 году первого коменданта почетного гражданства лишили. Нашлись псевдоисторики, обвинившие генерала в том, что в 1941 году он якобы участвовал в депортации тысяч латышей. Только в 1999 году было доказано, что Берзарина перевели в Прибалтику в мае 1941 года, когда депортации уже закончились. Были также отвергнуты обвинения в том, что Берзарин являлся «наместником кровавого диктатора Сталина». И наконец, решением берлинского сената от 11 февраля 2003 года Николай Берзарин вновь, после 11-летнего перерыва, теперь уже навечно внесён в список Почётных граждан немецкой столицы.

Книга Почётных граждан Берлина существует около двухсот лет. Сейчас в неё вписана 121 фамилия. И имя первого советского коменданта Бер­лина, Героя Советского Союза, гене­рал-полковника Николая Эрасто­вича Берзарина занимает в списке своё почётное место.

Окончание войны

Маршал Жуков назначает Берзарина первым советским комендантом и начальником советского берлинского гарнизона 24 апреля 1945 года, когда ещё велись ожесточённые бои за город. Принимая решение, Жуков учитывал и успешное продвижение 5-й ударной армии, которой командовал Берзарин, и выдающиеся личные качества её командарма. Именно 5-я ударная армия первой из соединений Красной Армии вошла в Берлин в районе Марцан и 29 апреля взяла рейхсканцелярию, штурмовала здания гестапо и имперского министерства авиации. Но главное — Жукову удалось рассмотреть в кадровом военном Берзарине таланты незаурядного хозяйственного деятеля. Не зря он называл Берзарина «самородком».

Став главным военным комендантом Берлина, генерал Берзарин не перестал быть командующим армии. Два разноплановых направления, две точки на карте. Городская комендатура разместилась в районе Лихтенберг (Lichtenberg), в то время как штаб-квартира советского гарнизона, также находившегося в подчинении Бер­зарина, находилась в здании училища в районе Карлсхорст (Karlshorst)***. В котором по рекомендации Берзарина и прошла церемония подписания Акта о безоговорочной капитуляции.

Из Карлсхорстской резиденции военный комендант Берлина, он же начальник гарнизона, начал широкомасштабные действия по наведению порядка в освобожденных районах города. 28 апреля 1945 года Берзарин подписал приказ № 1 «О переходе всей полноты власти в Берлине в руки советской военной комендатуры». Этим приказом советский генерал принял на себя ответственность за административную и политическую власть в Большом Берлине. В это же время он также издал приказ №175 для войск гарнизона. В нём он потребовал от военнослужащих строгого соблюдения дисциплины, порядка и сохранения «человеческого достоинства победителя».

С этого дня начался 54-дневный подвиг Берзарина. По странному стечению обстоятельств в тот день, когда он подписал первый приказ на посту коменданта Берлина, город «впал в кому». После взрыва мостов немецким Вермахтом прекратила давать электричество последняя действовавшая берлинская электростанция в Шар­лот­тенбурге. В результате прекращения электроснабжения вышли из строя водоснабжение, канализация и газоснабжение, а также все коммуникационные и транспортные системы.

Получив весть о катастрофе с электроснабжением, Берзарин той же ночью бросил свои инженерные части в Руммельсбург, где были повреждены и остыли турбины электростанции. К утру советские военные инженеры сначала задействовали частичную мощность станции, а потом, под огнем противника, завершили восстановительные работы. Выведенная из строя в ходе боев электростанция в Штеглице усилиями наших инженеров дала ток 1 мая. Так началась нескончаемая вереница дел по спасению разрушенного города.

В наикратчайшие сроки, ещё в те дни, когда продолжались ожесточенные бои, а штурмовые группы пробивались к рейхстагу и рейхсканцелярии, Берзарин раскинул в Берлине сеть районных и участковых комендатур. Это было необходимо для наведения в городе порядка и организации снабжения. Мера была вынужденная: город голодал, в нём свирепствовали мародёры. Через низовые звенья комендатуры Берзарин передал немецкому населению из фронтовых запасов почти шесть миллионов тонн муки и зерна, около 100 тысяч тонн крупы, тысячи голов крупного рогатого скота. Комендатура имела 1200 грузовиков, которые круглосуточно перевозили продовольствие населению.

Чтобы представить, как много сделал Берзарин, его командиры и солдаты для Берлина, нужно иметь представление, что представлял собой город в конце войны. А он практически был стёрт с лица земли. «Городом бывших домов», горько шутя называли Берлин в те дни его выжившие обитатели. Разрушения составили больше 80% от имеющихся строений, из 4,5 тысяч километров транспортных магистралей треть исчезла. Улицы были завалены остатками зданий и незахороненными трупами. До прихода войск тела не хоронили уже несколько недель. Не работали водопровод и канализация. Люди пили отравленную воду из реки Шпрее, что приводило ко всё новым человеческим жертвам, начался тиф. Население не получало еду более двух недель. Отступая, войска Вермахта разрушали мосты, дороги и электростанции ‒ не было электричества, не ходили трамваи, было затоплено метро.

Возвращение к миру

Менее чем через неделю после капитуляции в Берлине стараниями только что созданной с таким трудом советской комендатуры появились продовольственные карточки. По ним выдавались картофель, соль, сахар, жиры, мясо и даже «настоящий» чай. По хлебным карточкам для занимающихся тяжелым физическим трудом и детям выдавали по 600 граммов хлеба в день, норма для «прочих граждан» состояла из 300 граммов. Горожане быстро приспособились к новым реалиям. Люди, привычно распределяясь по очередям, спокойно ожидали, пока советские солдаты, стоящие за прилавками, отпускают продукты.

Обеспечение населения питанием ‒ далеко не единственная обязанность Берзарина на посту коменданта города. Нежданно-негаданно вышел из строя общественный транспорт. В ходе боёв многомиллионный город остался без трамвайных, троллейбусных и автобусных парков, с изуродованными рельсовыми путями, уничтоженными линиями электропередач, затопленными галереями метро. Специалисты центральной комендатуры, оценив обстановку, разработали конкретные планы-задания для районных комендатур. Те, в свою очередь, развернули мобилизацию сил и средств. Буквально в считаные часы находившаяся в коме транспортная система Берлина начала подавать признаки жизни.

То, с какой оперативностью предпринимались меры по оживлению и демилитаризации города, вызывает восхищение и удивление. В разрушенном послевоенном Берлине уже в первые недели был восстановлен и включен городской водопровод, канализация, приведена в действие городская электросеть, пущен городской транспорт. В правление Берзарина уже к концу мая были восстановлены пятьдесят две станции берлинского метро из 57 когда-то построенных, но почти полностью разрушенных. Налажено снабжение города продовольствием, открыты хлебопекарни и детские молочные кухни, создана сеть детских садов и ясель. По его распоряжению из деревень пригнали коров и всех детей поили молоком.

В первую неделю мирной жизни военной комендатурой стала издаваться в городе ежедневная бесплатная газета на немецком языке, восстановлено радиовещание, возобновилась работа театров и кино. Открылись почтовые отделения, в разные концы страны пошли письма, открытки, бандероли. Уже 13 мая в Берлине прошел первый симфонический концерт. Была разрешена и налажена частная торговля, в начале июня в городе продавалось пиво нескольких сортов, включая самое крепкое девятиградусное.

При Берзарине возобновили работу почти все медицинские учреждения Берлина, включая детские и родильные. Принимали частнопрактикующие врачи. Чтобы решить проблему с нехваткой врачей, Берзарин отдал приказ освободить из плена военных медиков. Их обязали работать в берлинских лечебницах.

В конце мая заработали общеобразовательные школы. Были проведены первые футбольные матчи, встречи по боксу, волейболу, теннису. Сняты все ограничения, установленные национал-социалистами в отношении религиозных конфессий. По его указанию в школах было возобновлено преподавание Закона Божьего. Создана инфраструктура городского самоуправления.

Уже через неделю после капитуляции Германии на улицах Берлина появилась городская полиция. Чтобы советские солдаты не хватались за оружие при виде людей в незнакомой униформе, полицейским было велено носить нарукавные повязки, на которых было мелкими буквами написано Polizei по-немецки и крупно по-русски «полиция».

Продолжение следует.
Татьяна Любина
Снимки из архива семьи Берзарина
Журнал «Neue Zeiten» №06 (240) 2021

Werbung