Как взятие столицы Пруссии вознесло Россию на политический Олимп

Ровно 260 лет назад, 9 октября 1760 года, состоялось одно из наиболее значимых событий Семилетней войны, вошедшее в историю как «Рейд на Берлин». Внезапное взятие столицы, противостоящей объединенной Европе Пруссии, войсками графа Чернышева и генерала Тотлебена вместе с его австрийскими союзниками стало настоящим триумфом русского оружия, а новость произвела настоящий фурор, за несколько дней облетев все столицы мировых держав.

И хотя в руках объединенных войск город пробыл всего четыре дня, именно присутствие солдат с «востока» сыграло ключевую роль в дальнейшей судьбе его жителей.

План взятия Берлина в 1760 г.

Великая война эпохи Просвещения

Семилетнюю войну можно без преувеличения считать самым кровопролитным конфликтом XVIII века, впервые затронувшим не только европейские страны, но и их американские колонии.  Вооруженные столкновения, продлившиеся с 1756 по 1763 год, столкнули Священную Римскую империю, ее вассала Курфюршество Саксонию и союзников в лице России, Швеции, Франции и Испании с набирающей военную и политическую мощь и амбиции Пруссию, оспаривавшей свое влияние с Веной в Силезии при активной поддержке Великобритании, оспаривающей своё влияние в Северной Америке.

Сложившиеся военные блоки трясли постепенно меняющийся Старый Мир и закончились полным триумфом прусского милитаризма, не оставив за Петербургом никаких территориальных приобретений. Но несмотря на семь лет кровопролитных сражений и безвозвратные потери от 60 до 138 тысяч солдат, эта война стала прекрасной школой для сформированной на западный манер российской армии, за которой часто следовала военная удача. Ярчайшим примером тому стала победа в Гросс-Егерсдорфском сражении и блистательный успех в битве при Кунерсдорфе, открывший прямую дорогу на Берлин.

Впрочем, как такового, тактического преимущества во взятии столицы Пруссии ни для русских, ни для австрийских армий не было, однако появление объединенных войск на берлинских мостовых имело большое значение для Вены, желающей поколебать престиж завравшихся немецких братьев, и колоссальный успех для претендующего на равное место среди крупнейших европейских держав двора «дщери Петра» императрицы Елизаветы, верившей, что мировое признание можно сыскать лишь силой оружия. Наиболее ярко эту позицию иллюстрируют слова главы правительства России и фаворита Елизаветы Петровны графа Петра Ивановича Шувалова: «Из Берлина до Петербурга не дотянуться, но из Петербурга до Берлина достать всегда можно».

Граф Чернышев

Капитуляция перед «цивилизованным противником»

Возможность подойти к столице Пруссии у Русско-австрийских армий появилась еще в августе 1759 года, однако воспользоваться тактическим успехом в Вене не спешили, а выступать в одиночку русские войска не желали. Лишь через год, на фоне общей неопределенности, союзные войска, наконец, решились совершить «Рейд на Берлин». Для этих целей русское командование выделило отряд в 20.000 человек под руководством графа Захария Чернышева и генерала Готтлоба фон Тотлебена в авангарде. Австрийские союзники, в свою очередь, ограничились контингентом 15.000 человек. К прусской столице небольшие русские силы подошли в первых числах октября и 3-го числа Тотлебен попытался взять Берлин штурмом, однако был отбит местным гарнизоном. Когда к русскому авангарду подошли основные силы союзников, ранее проживавший в городе Тотлебен начал переговоры о сдаче оружия и открытии ворот. Эта попытка увенчалась успехом 9 октября лишь после того, как окружавшие город австрийские войска покинули свои позиции, направляясь грабить богатые пригороды. Таким образом Берлин был оставлен на милость русской армии, единолично вошедшей в прусскую столицу и поставившей в известность об этом своих союзников лишь в конце уходящего дня.

Следует подчеркнуть, что по условиям капитуляции русские войска обязались «не чинить зла» местному населению, гарантировали безопасность имущества, свободу вероисповедания и отсутствие военного постоя. Взамен берлинцы согласились выплатить «цивилизованному противнику» контрибуцию размером в 1,5 миллиона талеров. Это решение стало прекрасным компромиссом перед угрозой захвата Берлина австрийскими войсками, имеющими давние счеты со своими соперниками в Пруссии и не раз заявлявших о необходимости «преподать урок» своим соседям. Как это хорошо видно на примере разоренных дворцов Потсдама, столицу Пруссии могла постигнуть та же печальная участь.

48 копеек 1757 года для прибалтийских провинций «Ливонез»
6 грошей 1761 года

Ветер перемен европейской политики

Новость о сдаче Берлина русской армии в считанные дни облетела Европу и произвела настоящий фурор в высшем обществе. Союзные монархи направили поздравления Елизавете Петровне, а о славе русского оружия и дисциплинированности российских солдат не говорил лишь ленивый. Однако события на немецком театре военных действий развивались стремительно и уже 12 октября к Берлину подошли основные силы армии Фридриха Великого, поставив союзные войска в сложное положение. Пробыв в городских стенах всего четыре дня, граф Чернышев и генерал Тотлебен были вынуждены принять единственно верное решение и отступить на сельские просторы, где у 35-тысячной союзной армии было больше пространства для маневра.

Начиная с этого момента военная удача покинула русское воинство, а в следующем году политическую ситуацию в корне изменила смерть Елизаветы Петровны и приход к власти Петра III. Новый царь был страстным поклонником Фридриха Великого и в угоду своему кумиру заключил неожиданный для Пруссии мир, возвратив последней без каких-либо условий все территориальные приобретения Российской Империи, добытые трудами и кровью русских солдат. Тем не менее, слава «Рейда на Берлин» уже успела вознести Россию на вершину политического Олимпа и существенно поднять авторитет Петербурга в глазах европейских правителей, без негласной поддержки которых вряд ли были бы возможны великие свершения приведенной на престол оскорбленными офицерами Екатерины Великой.

История одной награды

Победа в битве при Кунерсдорфе в 1759 году, открывшая русской и австрийской армии прямую дорогу на Берлин, стала поворотным событием в Семилетней войне и одним из ярчайших триумфов русского оружия. Всего за 7 часов кровопролитного сражения от 48-тысячной армии Фридриха Великого осталось менее 3.000 боеспособных солдат. Общие невосполнимые потери противника исчисляются 19.000 солдат и офицеров и 172 пушки. При этом основная часть прусского войска числом в 26.000 человек разбежалась, побросав свое оружие, и в битве почти не участвовала.

С целью подчеркнуть значимость успеха русской армии и оставить след в памяти поколений, специальным указом императрицы Елизаветы Петровны было поручено отчеканить памятную медаль особенно отличившимся участникам тех событий. Награду, получившую звучное название «Победителю над пруссаками», учредили 11 августа 1760 года для награждения солдат российской армии, находящихся под командованием генерал-аншефа графа П.С. Салтыкова. Всего для этой цели по приказу императрицы было отчеканено 35.968 медалей, лишь немногие из которых дошли до наших дней.

В виду военного времени и желания Елизаветы Петровны как можно быстрее отдать дань победителям, награду было решено отчеканить из находящихся в обороте серебряных и золотых рублевых монет. Так, первые предназначались для солдат и младших армейских чинов, а вторые – для офицеров. Медаль, носящаяся на Андреевской ленте на лицевой стороне, изображает профиль и титул царствующей императрицы. На реверсе награды, в свою очередь, изображен воин в древнеримской одежде с русским знаменем в левой руке и копьем в правой, перешагивающий опрокинутый сосуд, символизирующий реку Одер. На заднем плане тыловой стороны пытливый зритель может также увидеть вид Франкфурта и поле битвы, где среди брошенного оружия и убитых видны штандарты прусской армии с анаграммой Фридриха Великого. Верхняя надпись на реверсе награды гласит: «победителю», а нижняя — «над пруссаками авг. 1 1759 года».

Выражаем благодарность  сотрудникам Российской Национальной библиотеки Санкт-Петербурга  за помощь в подборе и предоставлении материалов, особенно: Генеральному директору Российской Национальной библиотеки Александру Павловичу Вершинину, Заместителю генерального директора по информатизации и массовым коммуникациям Валентину Валентиновичу Сидорину, Журналистке из Санкт-Петербурга Татьяне Любиной.

Виталий Сманцер, журнал «Neue Zeiten» №11 (233) 2020

Werbung