В эти дни в СМИ прошла информация, что в порт приписки, в Севастополь, возвращается фрегат Черноморского флота «Адмирал Эссен». Это второй из шести фрегатов проекта 11356 «адмиральской серии», построенный в Калининграде.

Сторожевые корабли проекта 11356 предназначены для боевых действий против надводных кораблей и подводных лодок, отражения атак средств воздушного нападения, имеют водоизмещение 4 тыс. тонн, длину 125 м, скорость 30 узлов и экипаж 180 человек.

Фрегат «Адмирал Эссен», принятый на вооружение в 2016 году, назван в честь последнего командующего русским флотом Балтийского моря адмирала Николая Оттовича фон Эссена (1860-1915).

Старинный род

Балтийско-немецкий рыцарский род фон Эссенов появился в Прибалтике с крестовыми походами немецких рыцарей. Согласно хроникам, далёкий предок Николая Оттовича участвовал в Ледовом побоище в рядах рыцарей. За 250 лет на службе России род дал несколько десятков генералов, одного адмирала, пятерых губернаторов. Под Андреевским флагом служили 12 представителей рода фон Эссенов, семь стали георгиевскими кавалерами.

Основатель фамилии Курт Эссен отличился в Гангутском сражении, и Петр I лично вручил ему именной абордажный кортик. В роду Эссенов служили не только во флоте, но и в армии: Райнхольд Вильгельм фон Эссен был генерал-поручиком при Екатерине Великой. Иван Николаевич (Магнус Густав) Эссен, чей портрет висит в Военной галерее Зимнего дворца, генерал-лейтенант, герой Отечест­венной войны 1812 года, Георгиевский кавалер, военный губернатор Риги, уберег Прибалтику от захвата наполеоновскими войсками.

Пётр Кириллович Эссен, герой Отечественной войны 1812 года, Георгиевский кавалер, генерал от инфантерии был военным губернатором Выборга и Оренбурга, генерал-губернатором Петербурга. Заслуги его перед Петербургом трудно переоценить. В период его губернаторства открыта первая в России железная дорога Петербург-Царское Село; установлена Александровская колонна перед Зимним Дворцом и памятники М.И. Кутузову и М.Б. Барклаю де Толли у Казанского собора; открыты Училище правоведения и Институт гражданских инженеров. За энергичные меры к прекращению холерной эпидемии 1830-1831 годов Пётр Эссен получил графский титул и герб, на котором был начертан девиз «Верою и верностью». Его портрет также красуется в Военной галерее Зимнего дворца.

Для России фамилия Эссенов сделала неимоверно много, поэтому её новые поколения воспитывались в традициях уважения и любви к Отчизне. Николай Эссен стал продолжателем морской династии, хотя его отец, Отто Васильевич, пошел по гражданской линии — был действительным статским советником. Николай был прекрасно воспитан и образован. Говорил на русском, английском, французском и, конечно, немецком языках. С отличием окончил Морской кадетский корпус, затем — артиллерийский офицерский класс. Служил старшим артиллерийским офицером на крейсере «Адмирал Корнилов», командовал штабным кораблем «Славянка», крейсером «Новик», эскадренным броненосцем «Севасто­поль». Участвовал в сражениях в Порт-Артуре. За боевые заслуги во время Русско-японской войны фон Эссен награжден орденом Святого Георгия III и IV степени и золотым оружием с надписью «За храбрость», был произведен в капитаны 1-го ранга. В 1906-м был повышен до контр-адмирала, в 1909 году его назначили командующим Балтийским флотом. В 1911 году Эссену присвоено звание вице-адмирала, а в 1913-м он был произведен в полные адмиралы. Балтийский флот встретил начало Первой мировой войны под его командованием.

Биография Эссена известна, поэтому остановимся на тех заслугах перед Родиной этого великого человека, когда он занимался возрождением Балтийского флота после горького опыта русско-японской войны.

Возрождение Балтийского флота

Примечательно, что еще в конце XIX века Эссен предвидел неотвратимость военного столкновения России с Германией и настойчиво призывал «Учиться тому, что нужно на войне!». Во многом благодаря его энергичности Балтийский флот в полной боевой готовности встретил начало Первой мировой войны. Тактика и стратегия ведения военных действий Эссена, использование им новейших типов вооружения заставили германское командование отказаться от осады и взятия Петрограда.

Эссен решительно выступал против ограничения роли флота только оборонительными задачами. Когда его назначили командиром Минной дивизии, она стала первым боеспособным соединением Балтийского флота. Достижением Эссена стало подчинение нуждам флота деятельности всех портовых учреждений. Значительное внимание он уделял выдвижению инициативных офицеров. Высшей похвалой в его устах была аттестация: «Не боится ни моря, ни начальства!». Эссен боролся с упрощениями в боевой подготовке.

Другим, не менее важным направлением его деятельности стала реализация девиза его предшественника, адмирала С.О. Макарова: «В море — дома». Благодаря его настойчивости, корабли выходили в море в любое время года, суток и в любую погоду, ходили в шхерах без лоцманов. В каждом походе отрабатывались навыки артиллерийского боя, торпедных атак, минных постановок и взаимодействие с войсками. Эта работа потребовала громадных усилий и увенчалась успехом только благодаря выдающимся дарованиям адмирала.

При Эссене подводные лодки были выделены в особый тип кораблей императорского флота, создано отдельное училище, где готовили специалистов исключительно для подводного флота, которое существует и поныне.

В рамках созданного под его руководством плана крепость Кронштадт перевооружили новыми орудиями, на побережье Финляндии воздвигнут форт Ино, а в южной части Финского залива — мощнейшие форты Красная Горка и Серая Лошадь с батареями орудий калибром от 152 до 305 мм.

Война

Неугомонный характер Н.О. Эссена проявлялся до последних дней его жизни. Летом 1914 года он начал постановку оборонительных минных заграждений, не дожидаясь разрешения свыше. К осени, убедившись в надежности обороны Петрограда с моря, Николай Оттович на свой страх и риск приступил к минной войне у военно-морских баз и на коммуникациях противника. В результате этого германский флот понес большие потери и вынужден был ограничить боевые действия у берегов. В какой-то момент немецкие потери оказались настолько велики, что кайзер Вильгельм мрачно сказал: «Война в Балтийском море слишком богата потерями без соответствующих успехов».

Во время войны малочисленные подводные силы Балтфлота своей активностью оказали сильное давление на неприятеля и держали его в постоянном напряжении. В германском флоте возник даже «психоз подводных лодок», из-за которого крейсер «Тетис» расстрелял собственный тральщик, приняв его за подлодку. В результате минной войны и активной деятельности подводных лодок противник был вынужден отказаться от использования Данцига как передовой маневренной базы и уйти в Свинемюнде.

Как часто бывает, Николай Оттович умер на боевом посту. Во время инспекции на базу российского флота в Ревеле заболел и скончался от крупозного воспаления легких.

Могила Н.О. фон Эссена на Новодевичьем кладбище Петербурга (слева). Рядом — могилы отца и сына. Foto: © Владимир Дервенёв

Авторитет имени

Дети Николая Оттовича достойны имени отца. Антоний Николаевич погиб при выполнении боевого задания осенью 1917 года, будучи командиром подводной лодки АГ14. Дочь Мария Николаевна была сотрудником Морс­кого генштаба. В дальнейшем преподавала в индустриальном институте и пережила блокаду Ленинграда. Дочь Юлия Николаевна стала сестрой милосердия Морского госпиталя Петрограда в Первую мировую войну. Надо отметить, что немецкая дворянская фамилия фон Эссен не спасла другую дочь адмирала — Веру Николаевну — от расстрела вошедшими в Петергоф фашистскими войсками.

О личности и характере славного адмирала можно судить не только по романам Александра Степанова «Порт-Артур» и Валентина Пикуля «Моонзунд». В роду фон Эссенов есть семейное предание, как одно упоминание фамилии командующего Балтийс­ким флотом спасло жизнь его родному брату. Младший брат адмирала Алексей Оттович фон Эссен с начала ХХ века получил назначение в Закав­казское наместничество, там пережил революцию, был в Азер­байджане заместителем министра юстиции мусаватистского правительства. После прихода Красной армии начались аресты, взяли и Алексея Оттовича. Следствие по его делу поручили балтийскому матросу. И вот первый допрос: «Фамилия…» — «Эссен…» — «Ты не родственник Гололобого?» Так на флоте Николая Оттовича звали потому, что он был лысым, и Алексей Оттович — тоже. Отвечает: «Да, родственник. Брат». И моряк его отпускает. А так бы — к стенке и в расход… Уже в Тифлисе, современном Тбилиси, где в конце концов оказалась семья, Алексея Оттовича арестовывали еще три раза, но ему всякий раз чудом удавалось спастись.

Тот факт, что могила адмирала на Новодевичьем кладбище Петербурга уцелела, несмотря на годы лихолетий, тоже говорит об уважении к этому поистине великому человеку. Хотя первоначальный памятник на могиле утрачен, фигурная стела из красного гранита воссоздана в 1960 году — к столетию со дня рождения флотоводца Военно-морской академией. Тут же похоронены отец, сын и жена адмирала.

История рода Эссенов — пример чести и достоинства, образец преданного служения родине, несмотря ни на родственников, ни на кровь, ни на революционную смуту в своей стране.

Татьяна Любина, журнал «Neue Zeiten» №01 (235) 2021

Литература:

  1. Михаил Бирин «Царский адмирал фон Эссен: чем живут его казанские потомки» // https://m.business-gazeta.ru/article/315861
  2. Владимир Веретенников «Как адмирал Эссен стал последним великим флотоводцем царской России» // https://vz.ru/society/2020/5/7/1037912.html
  3. Владимир Додонов «Адмирал Н.О. Эссен — гордость русского флота» // https://korvet2.ru/admiral-essen.html
  4. Владислав Кислов «Семья адмирала Н.О. Эссена» // http://kraeved-gatchina.de/ocherki/vydayushchiesya-zhiteli/essen-semya
Werbung