Сможете ли вы провести день без мобильника, телевизора, Интернета, без компьютерных игр, без часовых сидений в Фейсбуке, Одноклассниках или Ютубе? Попытайтесь вспомнить, когда вы последний раз читали, ну, хотя бы электронную, книгу или писали письмо. Не помните? Все это более чем актуально, когда рядом с нами находятся самые близкие — наши дети, волей-неволей копирующие нас, наши привычки и поступки.

Интернетная зависимость

Интернетная игровая зависимость, увы, включена в Международную квалификацию болезней. Конечно же, не каждый человек, регулярно играющий в компьютерные игры, может считаться зависимым от них. Однако, если такое провождение времени становится все более и более приоритетным, чем другие жизненные интересы, и эта тенденция просматривается на протяжении целого года, то это может быть признаком психического расстройства.

Сегодня трезво думающий мир правомерно обеспокоен происходящей ситуацией привязанности людей, особенно молодежи, к разнообразным Сетям, компьютерным играм, многочасовым виртуальным общениям, наносящим существенный вред поколениям. Нужно понимать, что именно сейчас, в период «великого домашнего сидения» в связи с коронавирусом, на карту поставлено многое, ибо необходимо научиться взрослым и особенно детям пользоваться постоянно обновляющимися новыми технологиями более ответственно. Исследования показали, что если подросток два часа или более проводит за электронными устройствами, у него появятся проблемы, связанные со сном и психологическим здоровьем, общением с окружающими.

Каковы же признаки интернетной зависимости? Постоянное желание быть онлайн. Раздражительность при невозможности войти в интернет. Нежелание отвлекаться от виртуального пространства. Расстройство внимания. Пренебрежение личной гигиеной. Отказ от пищи или системное нерегулярное питание. Отказ от общения в реальной жизни. Готовность вкладывать все свободные деньги в компьютер и интернет. Конфликты с окружающими людьми.

Однако, как сообщало интернет-издание New Scientist, не все ученые согласны, что чрезмерное пристрастие к компьютерным играм можно в полной мере приравнять к таким формам зависимости, как алкоголизм. Этому вопросу посвящено исследование специалистами Кардиффского университета (Великобритания). Они пришли к выводу, что геймеры часто видят в своем хобби способ отвлечься от проблем реального мира и если их взгляды на жизнь или сама жизнь меняются, многие из них от компьютерных игр легко отказываются, даже если в прошлом уделяли им слишком много времени. Исследователи посчитали, что будь зависимость более «настоящей», побороть ее было бы значительно сложнее.

Сегодня все еще идут споры, насколько увлечение компьютерами полезно для человека. Согласно одному из таких исследований, увлечение может оказать влияние на головной мозг, причем, предполагалось, что с точки зрения скорости реакции и эпизодической памяти эти изменения благотворны. Но в пожилом возрасте они могут быть причиной ухудшения долгосрочной памяти. Специалисты выяснили, что порой хорошие результаты в многопользовательских онлайн-играх жанра МОВА могут свидетельствовать о высоком интеллекте человека. Стоит отметить, что другие «неофициальные» формы зависимости (стремление трудоголиков перерабатывать, шопоголиков — покупать) Всемирная организация здравоохранения пока не планирует признавать.

© leszekglasner — AdobeStock

Возможен ли день без интернета?

Этот вопрос с тревогой задают психологи, учителя и, конечно же, обеспокоенные родители. Они порой приходят в ужас от того, что дети проводят все свободное время, уткнувшись в телефоны, компьютеры. Подросткам (от 12 до 18 лет) предложили эксперимент: провести восемь часов в одиночестве, не пользуясь мобильником и интернетом, без радио, телевизора. Разрешались занятия наедине с собой: чтение, рисование, пение, прогулки, игра на инструментах…

Авторы доказывали, что современные дети развлекаются много, но не в состоянии занять себя, зависимы от виртуальной «реальности» и не знают своего внутреннего мира. Подростки должны были описывать свое состояние, действия и мысли. В случае дискомфорта психологи прекращали эксперимент. Результат был шокирующий: из 68 участников до конца дошли только… трое — девочка и два мальчика. Пятеро испытали острые «панические атаки». У 27 наблюдались тошнота, потливость, головокружение, приливы жара, головные боли и т.п. Практически каждый испытывал страх и беспокойство. Новизна ситуации исчезла к началу второго-третьего часа. Только 10 ощутили беспокойство от отсутствия смартфонов и компьютеров через три и более часов «одиночества».

Что делали подростки во время эксперимента? Готовили еду, пытались читать, от отчаяния хватались за учебники, шатались по квартире, заходили в магазины, купались, убирали в комнате, делали гимнастику, записывали свои ощущения, играли с собакой, один из них пять часов ездил по городу на автобусах и трамваях, другой докатался до рвоты на аттракционе в парке. 17-летний юноша прошел из конца в конец города, порядка 18 км, девочка впервые в жизни пошла в музей и провела там пять часов, еще один мальчик провел в зоопарке 4 часа. Все пытались заснуть, но не смогли — навязчиво крутились «дурные» мысли.

Один из двух мальчиков, успешно закончивших эксперимент, все восемь часов клеил модель парусного корабля с перерывом на еду, гимнастику, прогулку с собакой. Второй разбирал и систематизировал свои коллекции, гладил, складывал одежду. Ни тот ни другой не испытали никаких негативных эмоций и не отмечали возникновения «странных» мыслей. Это доказывает, что конкретная занятость — важный компонент должного воспитания и поведения.

Прекратив эксперимент, 14 подростков сразу влезли в социальные сети, 20 начали долгие переговоры с приятелями, трое позвонили родителям, пятеро пошли к друзьям. Остальные включили телевизор или погрузились в компьютерные игры. Страхи исчезли у всех сразу после прекращения эксперимента. 63 подростка признали эксперимент полезным и интересным для самопознания. Шестеро повторили его самостоятельно и утверждали, что со второго (третьего, пятого) раза у них все получилось. Этот факт примечателен: ребенка нельзя поручать судьбе — его надо вести, ибо быть ведущим он еще не может.

51 человек при анализе происходящего употребили слова «зависимость, не могу жить без компьютера, мне все время нужно «быть» в мобильнике и т.д.». Все без исключения были удивлены мыслям, которые приходили в голову во время эксперимента. Девочка, дошедшая до конца, восемь часов подробно описывала свое состояние. Из этических соображений психологи не стали публиковать записи. Экспериментаторы испугались результатов: гипотеза гипотезой, но когда она подтверждается… А ведь в эксперименте участвовали только те, кто согласился добровольно. Родители должны быть встревожены еще больше — это их дети, и их нельзя отдавать в руки средствам коммуникации, которые хотят рейтинга и прибылей.

Срез поколений

В отличие от подростков прошлых поколений, которые обычно проводили вечера, общаясь в компаниях, друг с другом, сегодняшние — буквально все привязаны к мобильникам, гаджетам. Это отличный инструмент манипуляции поколением, ибо большую часть времени они проводят с телефоном в своих комнатах, в одиночестве. И это нормально для их поколения, ибо у них не было возможности узнать, какова жизнь без айфонов и айпедов. И они на полном серьезе считают, что телефоны им нравятся больше, чем реальные люди.

Обычно характеристики, которые являются определяющими для поколения, начинают проявляться постепенно. Еще около 2012 года произошел резкий сдвиг показателей поведения и эмоционального состояния молодежи по отношению к началу 90-х годов. Изменения были не только количественные, но и качественные. Самое большое различие раньше было в том, каким образом они смотрят на мир. Сегодняшние подростки отличаются от предыдущего поколения не только взглядами, но и тем, как они проводят свободное время. Их повседневные дела кардинально отличаются от того, чем занималось юное поколение всего за несколько лет до них.

Смартфоны и социальные сети оказали огромное влияние на молодых людей, рожденных в период с 1995 по 2012 годы, с юных лет они владеют мобильными приложениями, имеют аккаунты в социальных сетях, они уже не знают времени без интернета. Предыдущее поколение тоже выросло под интернетным влиянием, но в то время интернет не был столь доступены и его не было постоянно под рукой. За всеобщим появлением смартфонов, планшетов последовала возрастающая озабоченность общества по поводу негативных эффектов, которые они оказывают на зрение.

Увы, негативное влияние этих устройств было серьезно недооценено, ибо они поменяли каждый аспект жизни подростков, до их психологического здоровья. Независимо от происхождения, уровня доходов в семье, места проживания — там, где есть мобильная связь, подростки проживают свою жизнь в сетях. Независимость от родителей, которая привлекала предыдущие поколения, не так важна для сегодняшних подростков, вообще редко выходящих из дома. Сдвиг по показателям просто разителен: ученики выпускных классов в 2019 году выходили на улицу реже, чем ученики 8-го класса в 2009-м, меньше встречаются с приятелями, все чаще чувствуют себя покинуто-одинокими. Сегод­няшние подростки менее расположены к тому, чтобы вступать в романтические отношения. Начальную стадию ухаживаний, которую прежнее поколение называло «симпатией», сегодня называют «общением». Только 56% учеников старших классов когда-либо были на свидании. Эти показатели у двух предыдущих поколений — около 85%.

Чем меньше подростки ходят на свидания, тем меньше их сексуальная активность. По сравнению с 1991 годом число сексуально активных старшеклассников сократилось почти на 40%. Согласно исследованиям, сегодня сред­нестатистический подросток вступает в половую связь в 11 классе, на год позже представителя предыдущего поколения. Ранее очень многие подростки начинали работать с ранних лет, чтобы обрести финансовую независимость, научиться обращаться с деньгами или таким образом родители хотели показать им ценность денег. Но очень немногие молодые люди сегодняшнего дня работают и, как правило, не умеют самостоятельно распоряжаться своими средствами. И все это компенсируется постоянным присутствием в сетях, где большая часть общения происходит в снэп-чате или по эсэмэс. В этом нет ничего необычного, ибо начиная с 2000 года число подростков, которые лично встречались с друзьями почти каждый день, упало на 40%.

Конечно, трудно объяснить детям всю вредность постоянного «общения» с телефонами, когда даже, якобы, при беседах смотрят не на партнера, а в экраны своих гаджетов. Возможно, это будет даже тяжелее, чем когда поколение наших родителей пыталось объяснить нам, что нужно поменьше смотреть ТV и больше времени проводить на свежем воздухе.

«Минуточку, я только загляну в Facebook»

В любых отношениях, особенно романтичных, ничто так не расхолаживает, когда партнер достает телефон и начинает нажимать на кнопки. Женщина сразу понимает, что свидание не станет началом любовной истории, конечно, имеются в виду не срочные случаи, когда невозможно не ответить. А дело в постоянном бесцельном блуждании по сетям, находясь в процессе разговора. Такое поведение присуще и женщинам. Это явление называется phubbing — термин, обозначающий полное игнорирование человека, с которым общаетесь в данный момент. То есть человек испытывает бессознательный страх что-то упустить, если не войдет в сеть в течение часа.

Из опыта: обратилась клиентка, 31 год, случай, который во многом стереотипен. Приведу ее неполный монолог: «Мы с другом занимались любовью, секс был страстным, я говорила ему слова любви, смотрела в глаза, а он вдруг решил ответить на телефонный звонок и заодно заглянул в Facebook и WhatsApp! Для меня это стало полным разочарованием, это было пренебрежением ко мне. А главное, не было ничего срочного. Он показал, насколько я ему безразлична». Ответ на вопрос о ее реакции: «Было неприятно, но я проглотила гнев, однако, это случалось и раньше, причем не раз. Если бы я его не любила, выставила из дома. Однако все это отвратительно! Больше терпеть не буду!» Через череду подобных «выступлений» она действительно избавилась от любовника, хотя переживаний было достаточно.

К сожалению, женщины поступают точно также с мужчинами.

Сегодня 55% жителей Земли используют интернет. Одни решают бытовые задачи, другие не выходят из Сети сутками. Независимых — 36% участников, зависимых — 12%, склонность к зависимости у 52%. У представителей второй группы более высокий уровень ощущения одиночества и сниженная необходимость в общении, они более осторожно устанавливают близкие отношения, обладая импульсивными симптомами, доходящими до агрессии. Конечно, все это требует внимательного подхода к непосредственному лечению сетевой зависимости.

Лев Каплан, журнал «Neue Zeiten» №01 (235) 2021

Werbung