Глобальное соперничество либерального Запада и авторитарной КНР обостряется,
и теперь ЕС будет действовать вместе с США

В мае Европарламент приостановил ратификацию инвестиционного соглашения с Китаем, в июне противодействие КНР стало одной из главных тем саммита Большой семерки в Великобритании. Европа вслед за Америкой явно ужесточает подход к взаимоотношениям с Пекином.

В отличие от США, которые еще при президенте Бараке Обаме взяли курс на сдерживание глобальной экспансии Китая, Германия и Евросоюз до самого последнего времени избегали однозначного позиционирования. Это во многом связано с двумя факторами. В отличие от США, ЕС никогда не видел себя в роли мирового политического, технологического и тем более военного лидера, а потому менее остро воспринимал все более очевидную претензию на эту роль коммунистической КНР.

К тому же у европейских стран, особенно у Германии, сложился иной характер торгово-экономических отношений с Китаем, чем у США. Если Америка превратилась в главный рынок сбыта для всевозможных изготовленных в Китае товаров, растеряла значительную часть своего индустриального потенциала и получила гигантский дефицит в двустороннем торговом балансе, то Европа сумела остаться крупным поставщиком промышленной продукции в КНР и одновременно привлекла значительные китайские инвестиции в жизненно важные для себя сферы.

Системный характер конкуренции с Китаем

Однако в январе 2019 года важнейшая организация германского бизнеса, Федеральное объединение немецкой промышленности (BDI), выступила с программным документом по поводу отношений с КНР, в котором сформулировала основополагающий тезис: Китай одновременно и партнер, и конкурент, причем особый — системный. Иными словами, китайцы конкурируют с европейцами не так, как это делают американцы, японцы и другие приверженцы либеральной западной модели открытой рыночной экономики. Авто­ритарный коммунистический режим в Пекине злоупотребляет международными правилами свободной торговли, чтобы укреплять свою модель подконтрольной государству экономики (госкапитализма) и распространять ее по всему миру.

С каждым годом в ЕС все больше убеждались в том, что отношения с Китаем надо выстраивать именно в контексте глобальной конкуренции мировоззренческих систем. Тягостное впечатление от того, что китайский лидер Си Цзиньпин в 2018 году обеспечил себе пожизненное правление, усугубилось другими тревожными фактами и тенденциями. Это и жесткое подавление демократического движения в Гонконге, и фактический отказ Пекина от гарантированного им в свое время принципа «одна страна — две системы». Это массовые репрессии против уйгуров, которых бросают в концлагеря по этническим и религиозным причинам. Это неоколониальные методы подчинения стран Африки и Азии, которые КНР целенаправленно загоняет в долговую зависимость. Это массовая слежка за собственным населением с помощью новейших цифровых технологий.

Немаловажную роль, думается, сыграло и то, как китайские коммунисты сначала упорно замалчивали вспышку коронавируса в Ухани, а затем всячески препятствовали расследованию ее причин и упорно отрицают свою хотя бы частичную ответственность за пандемию COVID-19, обернувшуюся огромной бедой для всей планеты.

Джо Байден вновь объединяет Запад

Однако поворотным моментом стало избрание президентом США Джо Байдена. Его предшественник Дональд Трамп действовал против Китая весьма жестко, но в основном протекционистскими методами — с помощью заградительных таможенных пошлин и импортных квот, да к тому же в одиночку, без союзников. Более того, немецким автостроителям он, к примеру, тоже грозил пошлинами. В результате Евросоюз в определенной мере оказался межу молотом и наковальней.

Джо Байден частично продолжил протекционистскую политику в отношении КНР, однако упор сделал на более эффективные инструменты, прежде всего — на стимулирование всесторонней модернизации американской экономики, на развитие инфраструктуры и поддержку инноваций. А вот от изоляционизма новый президент США решительно отказался, и его приезд в Европу на саммит G7 продемонстрировал, что страны Запада вновь выступают как ближайшие союзники во внешней политике, в том числе и в противостоянии Китаю.

При этом Вашингтон не требует от Евросоюза безоговорочного выбора по принципу «мы или они». Так что Германия и ЕС продолжат сотрудничество с Китаем во всех сферах, где это целесообразно. Но при этом они будут крепить экономические связи с США и сближаться с другими крупными перспективными партнерами. Так, в мае решено возобновить прерванные в 2013 году переговоры о создании одной из крупнейших в мире зон свободной торговли — между ЕС и Индией, страной с населением в 1,4 миллиарда человек.

«Курс консалтинг» (Кёльн)
Журнал «Neue Zeiten» №07 (241) 2021

Werbung