Между Польшей и Израилем разразился очередной конфликт — из-за принятого Варшавой так называемого «Закона об отчуждении», который делает практически невозможным возвращение отобранного во времена нацистской и коммунистической диктатур имущества. Впрочем, этот конфликт, по сути, является лишь продолжением иного, более серьёзного и продолжительного — об участии поляков в Холокосте.

Тон последних заявлений, которыми обменялись польские и израильские политики, вряд ли кто-нибудь назовёт «вежливым» или «дипломатичным». «Мы не боимся антисемитских угроз и не намерены закрывать глаза на позорное поведение антидемократического польского правительства», — именно таковым было дословное заявление нового министра иностранных дел Израиля Яира Лапида, сделанное им в последнюю неделю августа в ответ на утверждение премьер-министра Польши Матеуша Моравецкого о том, что «в Израиле культивируется ненависть к полякам».

Причём вербальными эскападами польское и израильское правительства не ограничились: обе страны отозвали своих послов, соответственно, польского — из Иерусалима, израильского — из Варшавы. Для консультаций. На неопределённый срок…

«Было ваше — стало наше»?

Что же произошло? По какому поводу рассорились польский Иван Иванович с израильским Иваном Никифоровичем? На первый взгляд, проблема заключается в том, что в Польше был принят закон, меняющий некоторые до сих пор незыблемые постулаты административного права, его в середине августа подписал президент Анджей Дуда. Он касается тех людей, чьи земельные участки и жилища были конфискованы во времена нацистского или коммунистического правления. Согласно новому закону, отныне эти конфискации нельзя оспаривать в судебном порядке, если с их момента прошло 30 лет и более. Таким образом, у тех, кто лишился своей собственности, а также у их наследников, исчезла малейшая правовая возможность вернуть свою собственность или получить за неё компенсацию.

В принципе, это не касается одних лишь евреев, речь идёт обо всех владельцах земли либо жилья, независимо от их национальности. Но критики закона вполне резонно указывают, что по евреям он ударил сильнее всего: именно польские евреи, выжившие во время Холокоста, их наследники, а также наследники тех, кто катастрофу не пережил, и составляют основную массу тех, у кого отобрали их собственность. Кстати, этот закон подвергся критике и со стороны США: так, Госсекретарь США Энтони Блинкен высказался совершенно однозначно: «Изменения в этом законе нанесут ущерб всем гражданам Польши, чьё имущество было несправедливо конфисковано, среди них — те польские евреи, которые стали жертвами Холокоста».

Впрочем, МИД в Варшаве не впечатлили даже слова «старшего брата» из-за океана. В ответ польские дипломаты сообщили, что «предпринятые Израилем шаги наносят серьёзный ущерб двусторонним отношениям», а замминистра иностранных дел Павел Яблонский ещё и объявил, что Варшава намерена проверить целесообразность образовательных экскурсий в музеи, созданные на территории нацистских концлагерей в Польше, которые организовывает израильское правительство для своих школьников. Они-де «проводятся неподобающим образом», так как «зачастую воспитывают ненависть к Польше у молодых израильтян».

Чьи лагеря?

И вот как раз тут-то, на самом деле, и зарыта пресловутая собака. Именно тут и кроется главная причина нынешних неурядиц. Потому что бурные дискуссии вокруг изменений в польское законодательство об отчуждении имущества, на самом деле, лишь новая глава в многолетнем, тяжёлом конфликте по поводу той роли, которую сыграли поляки в уничтожении европейского еврейства. «Культура памяти» и национальная гордость. Отрицание и неприятие. Примерно 90% из 3,3 млн евреев, живших в Польше к моменту нацистского нашествия, были убиты. И поляки год за годом всеми силами стараются забыть о том, что и их предки приняли участие в этом тотальном истреблении.

В начале 2018 года в Польше был принят закон, согласно которому люди, утверждающие «наперекор фактам» (так в нём было записано), что «польская нация несёт частичную ответственность за преступления, совершённые Третьим Рейхом», должны быть наказаны. Причём шкала наказаний раскинулась от денежного штрафа до тюремного заключения. Израильские политики буквально взорвались гневом, считая, что этот закон не имеет иной цели, как только «отрицать польское участие в Холокосте». Цитата эта, кстати, принадлежит никому иному, как бывшему оппозиционеру, нынешнему министру иностранных дел Израиля Яиру Лапиду. «Польские лагеря смерти существовали, и никакой закон не сможет изменить этого факта», — бушевал он в то время. Польское же правительство не менее запальчиво отказывалось называть эти лагеря «польскими», так как они были построены и использованы хоть и на польской территории, но нацистскими захватчиками из Германии.

Интересно, что этот закон вызвал серьёзное возмущение и ещё в одной, соседней с Польшей стране, а именно — в Украине. Потому что его положения, по сути, закрепляли и ещё один запрет: на упоминание в положительном ключе лидера Организации украинских националистов (ОУН), узника концлагеря Заксенхаузен Степана Бандеры. В Украине этот закон даже прозвали «Законом о Бандере», но до официальных протестов дело не дошло. По сути, Украина, не сделав ни единого дипломатического жеста, молча воспользовалась победой израильтян с подачи США.

Нынешний премьер-министр Изра­­­­­иля Нафтали Беннет был в то время министром образования. Он также подверг «Закон о национальной памяти» резкой критике, в результате чего польские власти отменили его запланированный визит в Варшаву. Правда, через несколько месяцев поляки пошли на попятный и опубликовали совместное с израильтянами заявление, в котором, кроме всего прочего, произнесли традиционные мантры об осуждении антисемитизма, а также напомнили о поляках, спасавших евреев во время Второй мировой войны (Польша, напомним, является страной с наибольшим количеством так называемых «Праведников народов мира» — их имена перечислены в израильском музее Холокоста Яд Вашем) и призвали к «возвращению общественного дискурса в рамки вежливого и уважительного диалога». Но сделано это было не столько из-за желания уладить конфликт, сколько в результате мощнейшего давления со стороны США. Белый дом открыто пригрозил отозвать планы строительства в Польше американских баз так называемого «третьего пояса противоракетной обороны».

Так вот: несмотря на то, что поляки вроде бы дали тогда задний ход, Нафтали Беннет как министр образования, раскритиковал это совместное заявление, так как оно, по его мнению, «лишь подкрепило польские попытки переписать историю». Теперь же, будучи премьер-министром, он, по неофициальным данным израильской прессы, рассматривает возможность отозвать израильскую подпись с этого документа. В знак протеста.

Борис Немировский, журнал «Neue Zeiten» №09 (243) 2021

Werbung