В Германию без теста. Это нужно знать

96

© Steven Jamroofer - Fotolia.com

Согласно требованиям законодательства, претенденты на статус «поздний переселенец» (§4 BVFG) и «потомок» позднего переселенца (§7 Abs2 BVFG) обязаны доказать наличие знаний немецкого языка требуемого уровня. Зачастую ко мне обращаются заявители, которые в силу объективных причин  не могут выучить язык. Неужели для них дорога в Германию закрыта? Нет и еще раз нет! Есть категории лиц, которые и без языковой подготовки вправе получить разрешение на въезд. И это я проиллюстрирую на примере двух конкретных случаев из своей адвокатской практики.

Родители уехали – сын остался

Теперь уж и сами родители не могут объяснить, как так получилось, что они уехали в Германию в качестве поздних переселенцев, а их взрослый сын остался в России. Скорее всего, были уверены (как это зачастую и случается), что, въехав в Германию и обустроившись там должным образом, вызовут позже и Олега (имя изменено). Но не получилось. Долгая переписка с ведомством ни к чему не привела: ранее действовавшее законодательство просто не позволяла включать сына в приемные документы родителей (nachträgliche Einbeziehung). Лишь много позже, когда в законодательство были внесены известные изменения, родители самостоятельно подали заявление на включение.

Несколько слов об Олеге: состояние его здоровья вызывало у родителей крайнее беспокойство. Он страдал нервным расстройством, находился на учете у врача-невропатолога областной клинической больницы, ежедневно принимал соответствующие лекарства. Естественно, когда в процессе рассмотрения поданных документов очередь дошла до необходимости предъявления языкового сертификата, подтверждающего наличие элементарных знаний немецкого языка, родители только «развели руками»: «Сын по состоянию здоровья не может пройти обучение»! И начали «бомбардировать» Федеральное ведомство многочисленными врачебными справками. Одного родители не учли: стандартные врачебные справки совершенно не дают эффекта. Чиновники ведомства не специалисты в области медицины. Они не могут должным образом расшифровать специальные медицинские термины и  сделать вывод о возможности (или невозможности) заявителя выучить язык. Многие заявители совершают ошибку, полагая, что количеством справок можно решить вопрос. Сразу скажу: подобная работа обречена на неудачу, а заявители только потеряют время. Вскоре родители Олега и сами в этом убедились и обратились за помощью.

Первым делом я связался с Федеральным ведомством, чтобы установить те проблемные моменты, которые мешают скорейшему  продвижению дела. Далее – ведение телефонных переговоров с российским врачом, у которого Олег лечился.   Надо сказать, что большинство врачей  с пониманием  относятся к проблемам заявителей. Моё же общение с ними преследует цель  оформление справки такой  формы и такого содержания, чтобы, с одной стороны, она объективно отражала состояние больного, с другой – решило бы вопрос с получением разрешения на въезд в Германию без сдачи теста. Требуемая справка от врача была получена, а Олег уже через полтора месяцев получил Einbeziehungsbescheid. Как можете догадаться, от сдачи теста он был освобожден.

«Не было бы счастья, да несчастье помогло»

Наша следующая героиня Анна (имя изменено) родилась в немецкой семье и даже сохранила документы в подтверждение своего немецкого происхождения. Чтобы приехать на родину предков, осталось сдать тест. Но как? Болезни не позволили ей отправиться в Посольство. А можно ли без сдачи теста? С таким вопросом обратился ко мне племянник Анны.

Надо иметь в виду, что в силу особых обстоятельств заявитель может быть освобожден от сдачи теста. Практика работы с Федеральным ведомством вполне это подтверждает. Мне удалось доказать, что Анна имеет целый букет заболеваний, большую часть времени проводит в постели. В таком состоянии посещение посольства будет сопряжено с серьезными для неё последствиями. Не последнюю роль в этом опять-таки сыграла надлежаще подготовленная медицинская справка. При таком раскладе я вправе был потребовать освобождения заявительницы от требования по предъявлению языковых требований.

В результате осуществленных мероприятий Федеральное ведомство было вынуждено согласиться с моими доводами, признать  Анну в качестве позднего переселенца и выдать ей разрешение на въезд (Aufnahmebescheid) без сдачи теста. Единственное встречное условие – назвать трёх проживающих в Германии свидетелей (это могут быть и знакомые, и родные), которые могли бы подтвердить, что заявительница имеет определенные познания немецкого языка – вполне осуществимо.  Никто, конечно, этих свидетелей опрашивать не будет. Достаточно только сослаться на них.

Михаил Амирагов, адвокат, член рабочей группы по правам иностранцев и политических беженцев Федерального Союза адвокатов
Telefon: 069 20977840

Werbung