© lettas - AdobeStock

Материал предоставлен Христофом Шульте (Christoph Schulte), руководителем пресс-службы земельной криминальной полицией Гессена

Не успела Европа отойти от надвигающего экологического кризиса, не успели мусороуборочные службы ликвидировать многочисленные следы проведения уличных маршей в защиту климата и чистоты окружающей среды, как на континент обрушилось новое бедствие в масштабе планетарной катастрофы – коронавирус с возбудителем SARS-CoV-2.

Как это всегда бывает при стихийных бедствиях, войнах, пандемиях, внутренних волнениях и сопутствующих им панике, страхе и неопределенности в завтрашнем дне, неизученное явление с выходом на международную арену и внешний рынок сразу же становится предметом торга, выгодных сделок и поводом для сомнительных высказываний, вызывающих у среднестатистического жителя фобии и страхи. Утверждения не доказаны или приведены с сомнительными «доказательствами», но почва уже подготовлена и последствия не заставили себя ждать. И, конечно же, сложившуюся ситуацию первым делом берут на вооружение банды и структуры организованной преступности.

Массовая инфодемия превышает скорость вируса

ВОЗ назвала повсеместное распространение вызывающей у населения страх и паники информации Массовой Инфодемией. Всемирная организация здравоохранения высказала резкое недовольство публикациями во многих СМИ и размещением в интернете лживых и фейковых материалов о коронавирусе 2019-nCoV. Поэтому ВОЗ обращается ко всему здравомыслящему населению воздержаться от чтения и обсуждения любых материалов с неустановленным или сомнительным авторством, отвергнуть конспирологические вбросы, а принимать во внимание информацию исключительно со страниц официальных источников или опубликованную с логотипом авторитетных и заслуженных изданий. Всемирная организация здравоохранения запустила свою собственную информационную кампанию с целью обеспечения ясности и предотвращения диверсий и провокаций. Вызы­вающую у населения панику, а также страх и неадекватную реакцию информацию нужно рассматривать как дезинформацию.

Обратите внимание на появление большого числа неизвестных ранее онлайн-фирм, предлагающих мгновенную доставку по сниженным ценам больших партий медицинских масок, дезинфицирующих средств и самое опасное – новых медикаментов, якобы предохраняющих от заражения, а также способствующих выздоровлению за максимально короткий срок. Большая просьба ко всем потребителям: прежде чем переводить большие денежные суммы на счет фирмы, найдите о ней информацию, убедитесь в надежности. Пробейте, в конце концов, через Гугл. И ни в коем случае не имейте дело с неизвестными и только что зарегистрированными фирмами. В результате останетесь и без денег, и без товаров.

© dennizn — AdobeStock

Кому – война, а кому – мать родная

Естественно, прежде всего, подняли голову банды и структуры организованной преступности. Их целевая группа – одинокие и старые люди, потерявшие в силу сложившихся обстоятельств и постоянно накручиваемой паники опору под ногами и ориентацию в пространстве. Они и так в большинстве случаев одиноки, а в такое критическое время им, по сути, и поддержки ждать не от кого. Что и берут на вооружение мошенники и преступники. Основное орудие производства – телефоны. Интернет нужен им не меньше, но там уже иная целевая группа. И, казалось бы, – все взрослые и опытные люди, все бывалые, а попадаются на самые примитивные уловки.

Поскольку телефонная база давно уже находится в руках злоумышленников, им нужно лишь запастись терпением для успешной обработки доверчивых людей. Очные визиты на дом без предварительного согласования, что невозможно в настоящих службах, используются преступниками ничуть не меньше. В результате все трюки приносят им огромные, но неправедные доходы. Таким образом, население дестабилизировано не только из-за неизвестности и неопределенности, но и утрачивает веру в людей, в общем и целом. К сожалению, организованная преступность, особенно на фоне глобальных катаклизмов – самое распространенное явление в наше время.

Какое время – такие ангажементы

Кого сегодня удивишь костюмом химической защиты, рабочими резиновыми перчатками и защитными масками на лице? Из подъехавшего к высотному дому минибуса вышли двое мужчин в униформе спецслужбы биозащиты. Таких домов немало в больших немецких городах. Один нес портфель-дипломат, в котором обычно носят документы, второй – баллон, то ли огнетушитель, то ли для надувания воздушных шаров. Подождали очередного жителя и вместе с ним зашли в дом. Поднялись на нужный этаж. Звонок в дверь. Шарканье старческих ног, громкое и тяжелое дыхание, прильнувшее к глазку на двери лицо.

– Кто там? – Испуганным голосом спросила Фрау Шмидт.

– Дезинфекционная служба. По заданию центрального городского департамента мы проводим дезинфекции частного жилья.

Фрау Шмидт открыла дверь со вздохом облегчения. Двое «дезинфекционистов» зашли в квартиру:

– Откуда начинать?

– Со спальни! – Обреченно ответила старая женщина, поникнув головой.

– Но для начала мы должны заполнить и подписать формуляр, – пояснил первый и видимо главный. – И пока мой коллега обрабатывает квартиру, я вам объясню все формальные подробности и последовательность действий. «Коллега» отправился в спальню.

«Главный» без приглашения прошел на кухню и пригласил жестом старую женщину. Закрыв дверь, усадив ее спиной к двери и усевшись сам, разложил вытащенные из портфеля бумаги. Не снимая перчаток, предложил старой женщине шариковую ручку и принялся за долгое и последовательное объяснение цели дезинфекционного мероприятия, оглашения актуальной ситуации в городе по заражению коронавирусом и освещения международной обстановки в целом. Собственно, вся процедура заполнения длилась пять минут. Но сам разговор длился не менее 20 минут.

«Коллега» приотворил дверь и заглянул на кухню:

– Готово! Все продезинфицировано. Проведена полная обработка квартиры, – отчитался он деловым тоном. «Главный» упаковал документы, забрал шариковую ручку. «Дезинфек­ционисты» вежливо, но официально распрощались с Фрау Шмидт, пожелав ей хорошего дня.

Старая женщина закрыла за ними дверь, взглянула в документы – все как полагается. Название фирмы, адрес, номер телефона. Ниже строчкой выделялось уже напечатанное жирным шрифтом слово: «ДЕЗИНФЕКЦИЯ». Женщина решила убрать документы в бюро, на котором обычно лежали ее наручные золотые часы. Часов не оказалось. Она растерянно огляделась по сторонам – почему-то была приоткрыта дверца платяного шкафа, стояла наполовину открытой стеклянная дверца витрины, а в бюро зияла дыра между двумя плотными картонными папками, куда была запрятана шкатулка с драгоценностями и наличными деньгами. Из витрины пропали золотой портсигар ее покойного супруга, бархатный футляр с позолоченными серебряными ложечками и весь комплект столового серебра.

Старая женщина едва дошла до дивана, с трудом села и горько заплакала…

© astrosystem — AdobeStock

«Рихард, это ты?»

Телефон оглушил Фрау Майер внезапной трелью. «Кто бы мог быть…», – перебирала в уме пожилая дама, спеша в гостиную. Телефонные звонки – нечастные гости в ее доме. Дети давно уехали в другой город, внук вырос и живет своей жизнью. И эта паника из-за вируса… как его… корона – смешала все ее планы. Закончились вечерние посиделки с соседками в кафе при большом супермаркете напротив дома, а приглашать к себе никому не хотелось. Первое время судачили иногда по телефону, но и это потеряло актуальность. Распоряжение городской администрации «Оста­вайтесь дома! Вы нужны нам здоровыми» развело всех по домам. Кроме телевизора и стоящих в очереди в кассу с макаронами, рисом и туалетной бумагой собеседников не осталось. Приходящая раз в неделю племянница одной из соседок-подружек (или не племянница, а подруга племянницы соседки – пыталась вспомнить Фрау Майер), убиравшая квартиру, появилась в последний раз неделю назад, по доброте душевной принесла две упаковки туалетной бумаги и бумажные полотенца. И попросила расчет. Детс­кий сад закрылся, а маленького сына не с кем оставить дома.

Дочка пару раз отметилась по телефону, выяснив, что у мамы все в порядке, и сообщила: все должны находиться в квартирах. Она осталась без работы – ресторан закрылся, будущее неизвестно. Зять перешел на сокращенный рабочий день. Любимый внук сидит дома – школа закрыта, дискотеки закрыты, футбольная секция закрыта. Но все живы и здоровы.

Все это успела передумать Фрау Майер, подходя к телефону и поднимая трубку.

– Майер, – представилась она.

Из трубки раздались рыдания:

– Я… я… я… – голос продолжал рыдать.

– Рихард, ты? – у женщины подкосились ноги.

– Я, да, это я… – продолжала плакать трубка.

– Что случилось? Что?? – У Фрау Майер задрожал голос. – С мамой и папой все в порядке?

– Ну так, как и раньше… Мне плохо. У меня положительный тест на корону. Мне нужны деньги. Лекарства очень дорогие.

– Рихард, внучек, – фрау Майер едва сдерживала рыдания, – сколько нужно? Я сейчас побегу в банк и переведу на мамин счет.

– Нужно много – 10 тысяч. Нет, не переводи. Мой друг живет недалеко от тебя. Он тебе сейчас перезвонит, и вы договоритесь о встрече. Он сегодня вечером едет ко мне.

Трубка отключилась. Через минуту раздался новый звонок.

– Я – Дитмар, друг Рихарда. Мы должны с вами встретиться возле автобусной остановки рядом с кинотеатром напротив тумбы с афишами.

– Выезжаю! – Отрапортовала фрау Майер.

Вынув из шкафа заветный сверток, женщина положила его на самое дно сумки, уже на бегу застегнула пальто и побежала к автобусу. Приехав, огляделась. Вот она – тумба. Из-за тумбы вышел мужчина неопределенного возраста в темных очках и сдвинутом на лицо капюшоне куртки. Фрау Майер передала ему сверток. Он вложил его во внутренний нагрудный карман и пошел на другую сторону малолюдной улицы.

– А.. – Только и успела произнести женщина. Мужчина сел в подъехавшую откуда-то машину и исчез за поворотом.

Через час фрау Майер взволнованным голосом сообщила дочке по телефону, что деньги для Рихарда передала с его другом…

Еще через час по вызову дочки к фрау Майер пришел дежурный полицейский. Составил протокол, записал показания, оставил телефон криминальной службы, куда будет передано дело, и спросил лишь: почему она сразу после звонка «внука» не позвонила дочке и не выяснила полностью всю ситуацию?..

«Мы спасем ваши вклады»

Нонна Игоревна увидела на дисплее телефона незнакомый номер.

– Слушаю!

– Добрый день! Полиция. В вашем доме произошел смертельный случай от заражения вирусом. Нас вызвали жильцы, потому что никто не видел соседа два дня. На телефон не отвечал, на работе не появлялся. Мы вскрыли квартиру. Прибывшая служба неотложной медицинской помощи диагностировала смерть. Поэтому завтра рано утром к вам в дом по заданию департамента здравоохранения прибудут две специальные бригады. Одна – для замера степени заражения на лестничных пролетах. Вторая – для замера атмосферы в квартирах и взятия крови у каждого жильца для проведения теста.

– Да-да, – единственное, что смогла выдавить из себя с трудом Нонна Игоревна.

– В связи с этим, – продолжал чеканить полицейский, – мы должны соблюдать меры по обеспечению безопасности. Для этого вы должны собрать все ценные вещи, драгоценности, большие суммы наличных денег и сдать нам на хранение. На данный момент все силы полиции брошены на ликвидацию беспорядков и контроль за соблюдением гражданами правопорядка. Многие, знаете ли, нарушают инструкции, заходят за ограждения, встречаются группами больше двух…

– Да-да, – всхлипнула Нонна Игоревна, не в силах более произнести ни одного слова.

– Поэтому, – продолжал в трубке хорошо поставленный голос, – в отделение полиции из-за риска распространения вируса мы никого не пускаем. Назовите мне ваш адрес. Я подъеду на личной машине – все служебные на задании, примерно через…

Нонна Игоревна назвала адрес.

– Через 10 минут. Ровно через 10 минут. Припаркуюсь на другой стороне улицы. У меня белая машина. Я получаю от вас по описи все ваши ценные вещи, драгоценности и деньги, которые вы сможете забрать через два дня в районном отделении полиции.

– А я успею за 10 минут? – Срывающимся от волнения голосом спросила женщина.

– Я вас подожду. Но учтите, у меня мало времени.

Через 20 минут все самые дорогие вещи, драгоценности и деньги, сложенные в полиэтиленовый мешок, перекочевали в большую пластиковую упаковку «полицейского» в громадных темных очках и белых силиконовых перчатках на руках. Заклеив упаковку скотчем и приклеив сверху официальный бланк с адресом и именем Нонны Игоревны, он выдал ей дубликат, написанный от руки в ее присутствии.

– Завтра вы обязаны находиться целый день дома. Через два дня при предъявлении дубликата сможете забрать ваши вещи в районном отделении по этому адресу. «Полицейский» написал от руки номер отделения и адрес. И в мгновение ока скрылся из глаз в растаявшей в воздухе машине.

Вернувшись домой, Нонна Игоревна позвонила по телефону 110 и попросила телефон ее районного отделения.

– Городская полиция! Что произошло? – Осведомился полицейский.

Нонна Игоревна подобно рассказала о разговоре и встрече с «коллегой».

– Я высылаю вам наряд на квартиру. Никуда не уходите! Придется оформить протокол…

Телефон полиции 110

Нет смысла еще раз объяснять всем, к чему в период перманентной паники и неопределенности приводит доверчивость и даже наивность населения. Полиция лишь просит при всех, какими бы правдоподобными не казались истории, сразу же обращаться в полицию по телефону 110. Дезинфек­ционные службы или представители департамента здравоохранения никогда не приходят без предварительной договоренности и всегда предоставляют служебные удостоверения. Трюк с внуком известен уже много лет, и все равно на него покупаются. А уж о предупредительном в целях сохранности сборе денег и драгоценностей и речи быть не может.

Ирина Навара, журнал «Neue Zeiten» 04 (226) 2020

Werbung