- Werbung 1

Полная тайн и загадок жизнь одного из самых известных алхимиков Европы

Поиск эликсира бессмертия и легендарного философского камня, способного превратить любой материал в золото, не одно столетие будоражил умы ученых мужей по всему свету. Однако наибольшее влияние эта навязчивая идея приобрела в Европе, где ей увлекались самые прогрессивные личности своего времени. В то время как алхимики спускали целые состояния на свои необычные эксперименты, народная молва приписывала отдельным личностям мистическое приобретение богатства и бессмертия. И большинство таких разговоров ходило о загадочном парижанине Николя Фламеле.

Бедняк из самых низов

Ранние этапы жизни будущего алхимика, впрочем, как и вся его дальнейшая судьба, покрыты плотной завесой тайны, из-за чего его биографам приходится основываться на неподтвержденных отрывочных фактах. Большинство историков сходятся во мнении, что Николя (или Николас) Фламель родился 22 марта 1330 года в окрестностях французского города Понтуаза в бедной семье наемных рабочих. Несмотря на свое незавидное положение в средневековом обществе, молодой человек сумел обучиться грамоте и с младых ногтей привил себе любовь к чтению: впоследствии это увлечение сыграет решающую роль в его судьбе.

Едва вступив в совершеннолетие, Николя теряет обоих родителей и более не привязанный к родным местам направляется в Париж, где ему удается устроиться общественным писарем. Однако переписывать государственные указы и вести протокол судебных слушаний Фламелю приходится недолго. Образованный и эрудированный молодой человек привлекает внимание обеспеченной и дважды овдовевшей госпожи Парнель (Пер­ренелль) и становится ее третьим мужем. Полученое приданное бывший писарь тратит на аренду двух книгописных мастерских — для себя и для своих помощников, и со временем становится одним из самых именитых букинистов французской столицы.

В поисках философского камня

© Erica Guilane-Nachez — AdobeStock

Профессия книжного торговца позво­лила Фламелю утолить свою жажду к чтению и вскоре разожгла в нем настоящую страсть к мистицизму. Это увлечение особенно усилилось после того, как среди новой партии книг в руки пытливого исследователя попал древний ближневосточный манускрипт «Книга Иудея Авраама», написанный на арамейском языке. Рас­шиф­ровка скрытого смысла древнего писания стала навязчивой идеей Фламеля, на реализацию которой он потратил более двадцати лет своей жизни.

Сложность перевода загадочного текста, в первую очередь, заключалась в полном отсутствии иудеев во Франции XIV века, что вынуждало начинающего алхимика совершать под видом паломника регулярные визиты в еврейские общины соседней Испании. С годами Николя Фламель все больше интересуется трудами именитых мистиков и кропотливо изучает десятки работ на эту тему, которые торговые партнеры шлют в его книжный магазин со всех концов света.

В 1382 году пятидесятидвухлетний Николя Фламель внезапно становится владельцем сразу тридцати земельных участков и жилых домов в Париже и его пригородах, что порождает в народе молву о его мистическом богатстве. Отдельные сплетники связывают неожиданный достаток книготорговца и его слишком моложавый внешний вид ни с чем иным как с обретением философского камня и созданием эликсира молодости. Фламель предпочитает не реагировать на все эти кривотолки и выделяет баснословные средства на строительство больниц и часовен, а также выступает меценатом для многих начинающих деятелей искусства.

Жизнь после смерти

В 1402 году умирает Парнель, в браке с которой Николя Фламель пробыл более четырех десятков лет. Овдовевший меценат ведет все более затворнический образ жизни, предпочитая компании людей общество книг. В последние годы своей жизни успешный книготорговец все больше времени уделяет религии и регулярно посещает воскресную службу в церкви Сен-Жак-ля-Бушери, во дворе которой его хоронят возле могилы супруги в 1418 году.

Поскольку у семейной пары не было ни детей, ни других прямых наследников, большая часть огромного состояния Николя Фламеля досталось Католи­ческой церкви, а небольшая часть этой суммы была потрачена на благотворительность. В благодарность за такую поддержку в церкви Сен-Жак-ля-Бушери, а также одноимённом госпитале многие десятилетия проводились памятные молебны за упокой мецената. Впрочем, одними молебнами память о парижском алхимике так и не ограничилась.

Почти сразу после похорон Николя Фламеля по столице Франции прошел слух об очередной уловке алхимика, который ловко инсценировал свою смерть и смерть своей жены, для того чтобы начать новую жизнь вдали от прежней родины. Эти слухи приобрели еще большую силу после неожиданного решения городских властей перезахоронить останки супругов Фламель в парижских катакомбах.

В ближайшие двести лет слухи о новой жизни таинственного парижского алхимика постепенно сошли на нет, пока в 1624 году в Англии не вышел перевод приписываемой перу усопшего мецената работы «Тайное описание благословенного камня, именуемого философским». Публикация этого мистического трактата произвела в европейском обществе эффект разорвавшейся бомбы, вновь воскресив в сердцах многочисленных энтузиастов тщетную надежду на обретение богатства и бессмертия.

Новая волна интереса к жизни эксцентричного книготорговца воскресила прежде забытые слухи и домыслы, и имя Николя Фламеля вновь начало звучать в крупных городах Старого Света. Впервые история о возможном воскрешении парижского мецената появилась в дорожных заметках французского путешественника Поля Люки, датируемых XVII веком. Так, в своих дневниках из Турции автор рассказывает о необычной встрече, случившейся с ним в среднеазиатском городе Брусса. Прогуливаясь в парке возле местной мечети, Люка повстречал необычного человека, который представился хорошим другом Николя Фламеля и его жены Парнель и утверждал, что видел загадочную чету три месяца назад в Индии. Таинственный незнакомец также рассказал, что после тщательно спланированной публичной кончины парижский меценат с женой переселился в Швейцарию.

Дневник Поля Люки стал не единственным свидетельством воскрешения парижского алхимика. К примеру, в конце XVIII века, о таинственной лаборатории Николя Фламеля в парижских катакомбах поведал старый служитель подземелья Сир Морсель, добавлявший, что от внешнего мира новая обитель алхимика была отделена семью каменными дверями. Помимо этого, по словам очевидцев, усопшего мецената с супругой видели на одном из спектаклей в Опере Гарнье в 1761 году, а через полвека в столице Франции иногда встречали человека, который, выдавая себя за Николя Фламеля, предлагал раскрыть свои секреты за 300.000 франков.

Легенда, которая пережила личность

Окончательно спекуляции по поводу бессмертия парижского алхимика попыталась развеять в середине XIX века парижская жандармерия после того, как во время рядового обыска в лавке столичного бакалейщика была найдена могильная плита с именем Николя Фламеля. Поставить точку в череде многовековых историй призвана выгравированная на могильном камне эпитафия: «Я вышел из праха и в прах возвращаюсь. Направляю душу к Тебе Иисус Спаситель человечества, который прощает грехи». По мнению историков, эта фраза является веским доказательством подлинной кончины парижского мецената, поскольку для средневекового религиозного человека кощунство в плане веры было недопустимым. Сегодня надгробная плита выставлена на всеобщее обозрение в музее Клюни, ее подлинность установлена несколькими независимыми группами экспертов.

Косвенным свидетельством своевременной смерти алхимика и неудачи в его многолетних поисках стало опубликованное в начале XIX века так называемое завещание Николя Фламеля, адресованное к своему племяннику. В скрытом от посторонних глаз сложным шифром послании книгочей просит своего приемника последовать его примеру и унести рецепт философского камня «в могилу». Сам рецепт, опубликованный в завещании, после проверки на практике несколькими десятками добровольцев оказался бесполезной цепочкой химических реакций, которые в очередной раз доказали беспочвенность длившихся несколько столетий слухов.

Легенда о Николя Фламеле, в отличие от оригинальной личности, обрела бессмертие и успешно проживает шестое столетие. Имя французского алхимика периодически фигурирует в фантастических фильмах и романах и известно многим нашим современникам. Тем временем старое здание на парижской улице Монморанси 51, в котором жил известный меценат и книгочей, по-прежнему носит имя великого алхимика и служит осязаемым доказательством земной жизни великого европейского мистика.

Виталий Сманцер, журнал «Neue Zeiten» №05 (239) 2021

Werbung