Вернемся мысленно в март 2020 года, когда предсказания о возможности колоссальной массовой смертности населения планеты, связанной с новым коронавирусом, только начали набирать обороты и блогеры наперегонки с экспертами от науки и политики соревновались друг с другом, чей прогноз окажется ещё брутальнее.

Кто-то из самых смелых предположил, что количество смертей в мире от COVID-19 превысит 1 миллион человек. Знали бы они тогда, сколько жертв будет на самом деле, наверное, язык не повернулся бы такое озвучить, ведь даже у научной фантастики есть свои моральные пределы.

«Мы так мало знали»

К сожалению, такие никакими реальными фактами не подтверждённые цифры год назад оказались очень даже замечательным аргументом для местных, государственных и национальных политиков в качестве оправдания начальных ограничений свободы граждан, которые превратились со временем в бесконечный локдаун со всеми его перегибами при полном отсутствии элементарной человеческой логики, каким мы его сегодня знаем. 

Поможет ли политикам отговорка «мы так мало знали» избежать наказания на ближайших выборах за то, что они подняли панику на корабле, который в итоге так раскачался, что чуть не утонул? Ответ однозначный: нет. Потому что, если здравомыслящему человеку сообщить, что в связи с опасным для жизни вирусом он должен быть осторожным и что несоблюдение мер предосторожности может привести его к смерти, ему совершенно не нужно государство, чтобы принять для себя простое и единственно верное решение: жить или не жить.

И тем более излишними становятся радикальные ограничения свободы, которые эту уникальную способность человека к выживаемости подрывают на корню, когда ему запрещается выходить из дома, чтобы зарабатывать деньги, поддерживать связь с близкими или элементарно дышать свежим воздухом на улице. Конечно же, у министерства здравоохранения всегда в рукаве находился какой-нибудь сильный аргумент в пользу новых ограничений, как, например, утверждение, что кратковременные локдауны на пару-другую недель сгладят кривую госпитализации до приемлемого уровня и т.д. В каком-то смысле это было и правильно в связи с ограниченными возможностями больниц, которые действительно нередко работали на пределе в связи с массовым притоком больных коронавирусом, что могло привести к катастрофе в области общественного здравоохранения. Вспомним хаос прошлого года в итальянском Бергамо, где катастрофически не хватало мест в реанимационных отделениях, или сегодняшнюю трагедию в Индии, где умерших от коронавируса просто вынуждены сжигать прямо на улице из-за перегрузки крематориев.

Но всё-таки, кого же нужно заставлять избегать поведения, которое может привести к госпитализации в то время, когда в больницах настолько мало персонала и технических средств, что они не в состоянии позаботиться о пациентах и те, скорее всего, просто умрут?! Здравый смысл, который нам, пусть даже в разной степени, дарован природой наряду с нашей генетической предрасположенностью к выживанию, вроде бы должен служить нам своего рода компасом в критической ситуации. И никакие бюрократические машины, ограничивающие наши свободы, просто не в состоянии это сделать лучше, чем мы сами. Некоторые философы скажут на это, что или не у всех он есть, этот здравый смысл, или что само понятие здравого смысла у каждого человека и министерства здравоохранения своё собственное, отличное от других.

По правде говоря, в любой стране и в любом обществе есть некоторое количество, большое или маленькое, глупых, мало информированных людей, которые проигнорировали бы любые предупреждения, потому что они обычно поступают как «настоящие герои, которые всегда идут в обход». Но для разумного, мудрого большинства ведь совершенно не было никакой необходимости в тотальной изоляции, потому что они соблюдали все меры предосторожности и поэтому совершенно незаслуженно страдали из-за того неразумного меньшинства (или большинства?), из-за которого ежедневно всё хуже и хуже становилась статистика Института Роберта Коха (Robert Koch-Institut), служившая желез­ным аргументом для новых ограничений разума и свободы.  

При этом нельзя не подчеркнуть, что люди с низким уровнем информации являются, на самом деле, наиболее важными людьми в периоды неопределенности! Именно потому, что они не знают, неправильно понимают или отвергают предупреждения экспертов, их (неправильные) действия дают важную информацию тем, кто придерживается правил и моментально учитывает ошибки других с практически нулевым ущербом для себя.

Запреты и ограничения политиков не столько улучшают здоровье населения, сколько не позволяют нам увидеть те действия (или их отсутствие), которые могли бы защитить нас лучше всего или, наоборот, имели бы совершенно противоположный эффект. Свобода самим решать свою судьбу на основе здравого смысла — это бесценный инструмент, запрет которого ослепляет идущего и ведёт в тупик, из которого ещё потом надо умудриться выбраться живым и невредимым. 

© bagotaj — AdobeStock

Карантинный режим и экономика

Карантинный режим уничтожил десятки миллионов рабочих мест по всему миру, уничтожил или серьезно подорвал деятельность миллионов предприятий, не говоря уже о сотнях миллионов людей, которые были обречены на голод и бедность в результате того, что политики нервно покусывали ногти в надежде неделю-другую пересидеть времена мрачной реальности в своих просторных кабинетах. Сама идея разрушения экономики как стратегия защиты от эпидемии коронавируса войдет в историю как одна из самых отвратительных и глупых политических ответных мер, которые когда-либо приходилось видеть человечеству. И это действительно так, т.к. отсутствие экономического роста легко превращается в ещё большего врага, чем коронавирус, потому что результатом его становится повсеместная бедность, а она всегда была самым большим и безжалостным убийцей человечества. Эконо­мический же рост даёт ресурсы, необходимые для того, чтобы врачи и учёные смогли найти ответы на вопросы, почему некоторые болезни вызывают у нас недомогание и сокращают нашу жизнь, и как с этими болезнями можно бороться. 

В ХIХ веке перелом бедренной кости приводил к смерти с вероятностью 1 из 3, в то время как у тех, кому посчастливилось пережить перелом, был только один вариант: ампутация. У ребёнка, родившегося в ХIХ веке, были такие же шансы умереть, как и выжить. Сломанное бедро было смертным приговором, рак, безусловно, был смертным приговором, но большинство из них умерло даже не от рака, потому что их убил туберкулез и пневмония.

Так почему же мы не заболеваем и не умираем сегодня так быстро и массово, как это было в прошлых столетиях? Ответ простой: «виноват» во всём экономический рост. Титаны бизнеса, фармакологические концерны с мировым именем и гениальные исследователи-одиночки потратили огромные состояния и свою собственную жизнь, чтобы усовершенствовать медицинскую науку. И всё это для того, чтобы то, что раньше нас так легко убивало, стало историей, которая больше никогда не должна повторяться.

И вот сегодня вдруг, несмотря на то что свобода даёт нам важную информацию и ресурсы, которые защищают нас от болезней, убивающих с тошнотворной быстротой всё, что движется и дышит, паникеры-политики умудрились почти полностью вывести из строя этот бесценный инструмент самосохранения человеческой цивилизации, предположив, что запереть всех в четырёх стенах было лучшим решением для того, чтобы остановить распространение коронавируса. А он не остановился, потому что человеческая глупость является для него не смертельной прививкой, а мёдом к чаю.

Александр Мельников, журнал «Neue Zeiten» №06 (240) 2021

Werbung