В Германию — без теста: немецкая и еврейская иммиграция

102

 © Coloures-pic - Fotolia.com

Непрекращающийся поток читательских писем заставил меня вновь вернуться к обозначенной теме. Далеко не всем заявителям удается выполнить минимальные требования по знаниям языка, чтобы получить разрешение на въезд в Германию. Некоторые из них не могут овладеть языком в силу объективной причины – болезни.  Как использовать этот момент в процессе получения разрешения? На этот вопрос отвечает настоящая статья. Она подготовлена на основании конкретных дел из моей практики.

Из Краснодара в Германию

Россиянка Антонина, проживавшая в Краснодарском крае, подала документы на въезд в Германию в качестве позднего переселенца. В процессе работы Федеральное ведомство выясняло,  что у заявительницы отсутствует доказательство наличия знаний немецкого языка требуемого уровня. Напомню, поздний переселенец должен владеть языком на уровне B1.  По общему правилу, соответствующий сертификат можно получить в Институте Гёте или же в немецком представительстве (консульстве) на родине заявителя. Но а если нет такой возможности ввиду болезни заявителя?

По совету проживающих в Германии знакомых, Антонина собрала всевозможные врачебные справки касательно своего здоровья, перевела их на немецкий язык и отправила в Ведомство. Надо добавить, что её двадцатилетний сын так же имел заболевание, не позволяющее изучить язык. Напомню, что к заявителю (будь то претендент на статус позднего переселенца или на статус члена семьи позднего переселенца), достигшему 18-летнего возраста, языковые требования предъявляются наравне со взрослыми.  В отношении сына Антонина тоже собрала солидный пакет медицинских справок, надеясь получить долгожданный вызов. Но полученный ответ её огорчил: чиновники не находят оснований для отказа от общих требований. Оба – и мама, и сын – должны сдавать тест.

И мать, и сын – без теста!

Когда я ознакомился с материалами дела, то понял, что вопрос может быть решен положительно, заявители вправе получить разрешения на въезд и без сдачи теста. Ясно было, что Антонина с сыном были больны. Это подтверждали медицинские справки. Но форма этих справок была недостаточной для освобождения от прохождения теста.  Документы в таком виде не произведут должного впечатления. Ибо простое перечисление диагнозов (какими бы «страшными» они ни были) и методов лечения не даст ничего: чиновники ведомства в этих специальных терминах не разбираются, т.к. не являются  специалистами в области медицины.

От лечебных учреждений (врача) наряду с диагнозом необходимо указание, что в связи с заболеванием изучение языка для заявителя не представляется возможным. Общего образца справки, которую можно бы использовать во всех случаях, не существует. Ведь каждый случай сам по себе уникален. Часто выясняются дополнительные вопросы: оформлена ли инвалидность, освобожден ли заявитель от работы и пр.? Очень ценно прямое телефонное общение адвоката с врачом. В результате проведенной работы Антонина вместе с сыном получила разрешение на въезд без сдачи теста.

Еврейская иммиграция и немецкий язык

Многим уже известно, что в действовавшее законодательство, регулирующее  порядок иммиграции в Германию лиц еврейской национальности, внесены изменения.  Речь идет  о следующем законодательном акте, вступившем в силу: Anordnung des Bundesministeriums des Innern gemäß § 23 Abs. 2 des Aufenthaltsgesetzes über die Aufnahme jüdischer Zuwanderer aus der ehemaligen Sowjetunion mit Ausnahme der Baltischen Staaten vom 24. Mai 2007 zuletzt geändert am 13. Januar 2015 in der Fassung vom 21. Mai 2015.  Новый порядок действует, и сотни заявителей уже воспользовались представившейся возможностью.

А как быть, если заявитель выполняет предпосылки для въезда, а вот с немецким языком — проблема? Ибо в силу состояния здоровья не может им овладеть в должном объеме. В качестве ответа приведу следующий пример. Итак, проживающие в Германии родители обратились ко мне с просьбой помочь их сыну въехать в Германию. В своё время Игорь (имя изменено) остался в Украине. Новая реальность заставила его пересмотреть решение. Главным вопросом была необходимость освобождения Игоря от прохождения теста. Дело в том, что он страдал психическим расстройством, которое, по мнению родителей, могло сыграть нам на руку.

И действительно, после ознакомления с полученными из Украины первичными медицинскими справками мне стало ясно, что проблема может быть решена. Я включился в активную работу с федеральным ведомством — Bundesamt für Migration und Flüchtlinge, Referat 313 (jüdische Zuwanderung). В результате интенсивной переписки удалось убедить чиновников, что Игорь страдает расстройством памяти и познавательной способности (Beeinträchtigung der Denkleistung), что делает невозможным изучение языка. Языковые требования с него были сняты. Работа продолжалась менее трех месяцев.

Михаил Амирагов, адвокат, член рабочей группы по правам иностранцев
и политических беженцев Федерального Союза адвокатов, Франкфурт-на-Майне,
тел. 069-20977840

Werbung