«Потемкинские деревни» немецкого рынка труда

38

© Marco2811 - Fotolia.com

Для начала предоставим слово энциклопедии, чтобы далее ни у кого не возникало вопроса, о чем, собственно, речь? «Потемкинские деревни – исторический миф о бутафорских деревнях, которые были выстроены по указанию князя Потемкина вдоль маршрута Екатерины II во время ее поездки в 1787 году в северное Причерноморье – Новороссию и Крым, которые были отвоеваны у Османской империи.

В недавно глухой местности императрица увидела множество строений, войска, процветающее население. Предстал ее взору и Черноморский флот в Севастополе. Эти достижения удивили не только государыню, но и представителей иностранных дворов, которые путешествовали вместе с ней, а также присоединившегося к ним инкогнито австрийского императора Иосифа II.

В настоящее время авторство легенды приписывается саксонскому дипломату Георгу Гельбигу (Georg Adolf Wilhelm von Helbig). К слову, сам господин Гельбиг, служивший в России уже в конце царствования Екатерины (формально секретарем посольства, а фактически саксонским резидентом), в той знаменитой поездке в Крым участия не принимал. Он лишь тщательно собрал гулявшие по Петербургу слухи, соответственно их препарировал, интерпретировал и опубликовал.

Но не будем придираться к словам и формулировкам процитированного выше отрывка, потому как речь далее пойдет о самых что ни на есть сегодняшних немецких реалиях.

Как все начиналось 

Собственно, словосочетание «Zeitarbeit» появилось в немецком языке почти сто лет назад, после Первой мировой войны.  Родоначальницей же современных фирм подобного профиля следует считать Manpower Inc, учрежденную в Милуоки (Milwaukee) – самом крупном городе американского штата Висконсин – в 1955 году. Годом позже в Париже и Лондоне были открыты ее первые европейские филиалы.

А в 2008-2012 годах Европейский парламент принял ряд законодательных актов, регулирующих условия труда работников подобных фирм. Включая гарантию равной оплаты и равных условий работы для временного и постоянного персонала компании. Данное положение будет реализовано в результате нескольких коллективных договоров с отдельными отраслевыми ассоциациями. Этот процесс еще не завершен для всех профессиональных и промышленных секторов, но дело сдвинулось с мертвой точки. Насколько успешно и быстро – об этом чуть ниже. Но именно на рубеже первого и второго десятилетия XXI века начался взрывной рост фирм по «временному» трудоустройству в Германии.

Гладко было на бумаге

Насчет «равных условий работы для временного и постоянного персонала компании» готов согласиться. Собственно, по-другому бы и не получилось: все же у всех на виду. А вот с равной оплатой как-то сразу не сложилось. Так и не могло! Все фирмы по «временному» трудоустройству – паразиты по определению. Они живут за счет разницы между почасовой оплатой, которую перечисляет та или иная компания за временного работника, и тем, что этот работник реально получает. Суммы перечислений держатся в глубочайшем секрете, а «временные» работники обычно получают законодательно установленный минимум – 8,50 евро. Некоторые из таких фирм наступают на «горло собственной песне» и платят аж (!) 8,80 евро в час. Но это на сегодняшний день уже предел мечтаний!

Здесь, наверное, следует пояснить, что в данной статье мы будем рассматривать исключительно ситуацию с так называемыми простыми работами – низко квалифицированный или вообще не требующий предварительного обучения и специальных знаний или навыков труд. Потому как даже люди с высшим образованием могут прибегать к услугам подобных фирм, но там разговор уже совсем иной.

Бывает, что временным работникам везет, и они на какое-то время попадают на предприятия, где почасовая оплата постепенно увеличивается через определенные промежутки времени: после первых трех недель, потом – семи недель, трех месяцев и так далее. Не до бесконечности, разумеется. И за такие места большинство держится в буквальном смысле зубами. И после смены готовы остаться, и в три смены работать, и в выходные. Кто-то еще пытается местное начальство всячески «ублажать», чтобы как можно дольше задержаться. Потому как до конца испытательного срока дорабатывают, как правило, единицы.

Полгода – не много ли?

Закон устанавливает только максимальную продолжительность испытательного срока – шесть месяцев. Для особо сложных работ работодатель может установить испытательный срок даже девять месяцев, но он должен это тщательно обосновать. Когда же, как в рассматриваемой нами ситуации, ознакомление с новыми должностными обязанностями занимает от пятнадцати минут до получаса, а необходимые навыки приобретаются максимум за неделю, полгода – очень удобная лазейка для фирм, занимающихся временным трудоустройством. Ведь в этот период уволить работника можно без указания причин. Предупредив об этом всего лишь за две недели. Чем данные фирмы повсеместно и очень эффективно пользуются.

Хотели, как лучше…

Очень хочется верить, что европейские парламентарии действительно хотели оживить рынок труда, сделать его более гибким, максимально быстро реагирующим на постоянно меняющиеся требования сегодняшнего дня. Хотеть-то – хотели, но что-то явно не доработали. Как это обычно бывает – в мелочах. Которые, при их умелом использовании, довольно быстро трансформируются в большую проблему. Практически, к тому же, не решаемую. В крайнем случае, в обозримом будущем. И потому что решить ее теперь сложно, и потому что никто делать это не собирается.

То есть на деле получается, что все Zeitarbeit-фирмы заключают с новыми работниками бессрочные договора с обязательным испытательным сроком в полгода. И до конца этого срока практически никто не дорабатывает. Получается, что, по сути, работа-то временная, но об этом до последнего «скромно» умалчивают, отговариваясь тем, что компании, которым они предоставляют работников, сообщают об отказе от их услуг буквально в последний момент. А до этого все надеются, что это надолго.

Кого обманываем? 

Вновь принятых работников, естественно. Возьмем конкретный пример. Некая Zeitarbeit-фирма срочно искала человека для работы на складе в одном из пригородов Ганновера. Работа в одну смену, в небольшом дружном коллективе, в двадцати минутах езды на велосипеде от дома. И даже оплата чуть больше минимальной. В среду в интернете появилось предложение данного рабочего места, в четверг стороны подписали трудовой договор (бессрочный, как вы понимаете!) и в пятницу новый работник приступил к выполнению своих обязанностей.

Прошло около двух месяцев. По всему чувствовалось, что скоро от его услуг откажутся, но фирма по временному трудоустройству клятвенно заверяла, что ей об этом пока ничего неизвестно. И вдруг в среду (!), ближе к обеду, начальник склада говорит временному работнику, что это его последний день работы здесь. И практически сразу приходит сообщение на мобильный телефон, что Zeitarbeit-фирма со следующего дня нашла ему новое место работы. В этом же пригороде и тоже недалеко от дома. Они что, в течение получаса это все провернули? Или, все-таки, заранее знали и готовили «запасной аэродром»?

Дальше – еще «интереснее». На новом месте довелось поработать два (!) дня. Потом три дня «отпуска» и уже третий склад. Тоже в пригороде, только в противоположном конце Ганновера. Около полутора часов в общественном транспорте на дорогу в одну сторону. Правда, зарплата росла по выше упомянутому принципу. А за неделю до окончания полугодового испытательного срока пришло уведомление об увольнении. И, если что-то и «радовало», так то, что вместе с нашим героем уволили еще несколько десятков человек. С разных фирм по временному трудоустройству.

Другая Zeitarbeit-фирма как-то предложила сразу четырем кандидатам работу на фабрике в центре города. Рядом с остановкой метро. В две смены. Уже и трудовые договора подписали, и рабочую обувь с одеждой получили. И даже на фабрике вводный инструктаж по технике безопасности прослушали. А потом пришел мастер из цеха и сказал, что работа-то будет в три смены: неделю – одна, неделю – вторая, неделю – третья. В смысле – ночная. Двое на это не согласились. Но двое-то – остались! Все равно Zeitarbeit-фирма оказалась в плюсе.

Продолжение следует.

Werbung