Беженцы: цифры и факты

34

© sebos - Fotolia.com

Первая волна беженской эмоциональной истерии, подогретая новогодними эксцессами в Кёльне и других городах, начинает переходить в более рациональную фазу. Появляются уже достаточно объективные официальные цифры и факты, которые позволяют непредвзято оценить ситуацию. Мы выбрали наиболее, на наш взгляд, существенные, чтобы наши читатели смогли сами составить представление об этом кризисе и путях его решения, которые с большим запозданием реализуют ЕС и Германия.

Кто к нам нагрянул

В 2015 г. в Германии было зарегистрировано порядка 1,2 млн. беженцев, но к концу года из-за нехватки персонала заявления на получение статуса беженца успели принять только от 442 тыс.  Из них, по данным Федерального ведомства по делам миграции и беженцев (BAMF), более двух третей – мужчины, более 70% — моложе 30 лет, 300 тыс. — школьного возраста, 36%  — сирийцы, 12,2%  — албанцы, 7,6% — косовары. Признаны беженцами 96% сирийцев, 0,4% — косоваров и 0,2% — албанцев.

Обработка заявлений в BAMF

Обработка заявлений ведётся в 40 отделениях BAMF по всей стране. Один чиновник BAMF рассматривает заявления от 430  беженцев, затрачивая на каждого  соискателя убежища от получаса до целого дня (в сложных случаях). Работа нервная, поэтому к этим «страдальцам» прикреплены специальные психологи, и имеется специальное помещение для психологической разгрузки. Тем не менее,  BAMF-у требуется ещё как минимум 1000 квалифицированных специалистов в дополнение  к уже имеющимся 560.

Социальная помощь

На содержание одного беженца положено 359 € /мес. Из них 143 € выдаются на руки, а остальные  натурой: пища, одежда, медицина и т.п. Кроме того, каждому беженцу положено 6 кв. м жилой площади.

© Lydia Geissler - Fotolia.com

Беженская преступность

Федеральное ведомство по уголовным делам (BKA) фиксирует рост преступности в общежитиях для беженцев. Половина преступлений носят насильственный характер. Причина: большое количество молодых мигрантов из разных стран с несовместимой ментальностью на протяжении многих недель и даже месяцев вынуждено жить в большой тесноте.

В городе Борнхайм вблизи Кельна в середине января запретили мужчинам-беженцам посещать городской бассейн из-за жалоб от посетительниц и сотрудниц на сексуальные домогательства с их стороны. Правда, через несколько дней запрет сняли, проведя «конструктивные беседы о правах женщин».

До сих пор в Германии по соображениям политкорректности не публиковали информацию о происхождении преступников. Но «новогодняя ночь» в Кёльне ситуацию изменила. Впервые кёльнская полиция в отчёте за октябрь 2014 г. — ноябрь 2015 г. свидетельствует: мигранты из Сирии, Ирака и Афганистана в её отчёте почти не фигурируют. А вот доля преступников среди беженцев из стран Северной Африки (Марокко, Алжир, Тунис), Боснии и Герцеговины и Черногории достигает 40 процентов. Объяснение полиции — верх политкорректности: у них нет никаких шансов получить убежище, нет права работать, нет перспектив ни на родине, ни в Германии, поэтому они финансируют свое пребывание здесь путем преступной деятельности (!?).

Аналогичная статистика в федеральной земле Шлезвиг-Гольштейн. В полиции говорят о «разбойничьих караванах, проходящих через города и муниципалитеты» и о десятках «воровских шаек». Чаще всего это албанцы и косовары.

Беженская арифметика

Ученые кельнского Института немецкой экономики (IW) подсчитали, что в 2016-2017 гг. на размещение, обслуживание и интеграцию беженцев предположительно будет потрачено почти 50 млрд. евро. Фактическая же величина издержек будет зависеть от того, насколько быстро беженцам удастся трудоустроиться и стать независимыми от государственной помощи.

Авторы исследования руководствовались следующими оценками числа беженцев: в 2015 г. — около 1,1 миллиона, еще 800 тыс. ожидаются в 2016-м и около 500 тыс. — в 2017-м.  При расчётах эксперты института принимали годовые затраты 15 тыс. евро на одного беженца в год.

Согласно этим расчетам, число беженцев, которые будут нуждаться в государственной поддержке в 2016 году, составляет 1,525 млн., а в 2017 году — 2,163 млн.

При расчётах эксперты испытывали острый дефицит исходных данных. Сложность в том, что никто не может точно предсказать, сколько беженцев и когда найдет работу. Мнения на этот счет у всех разные. По оценкам авторов исследования IW, в 2016 г. смогут сами себя обеспечить всего 99 тыс., а в 2017 г. — всего 276 тыс.

Член правления Федерального агентства по труду (Bundesagentur für Arbeit) Детлеф Шееле (Detlef Scheele) также не очень оптимистичен: «В лучшем случае около десяти процентов беженцев найдут работу в течение года, через пять лет — половина, а через пятнадцать лет — семьдесят процентов».

Выводы кельнского Института немецкой экономики приблизительно совпадают с результатами Института мировой экономики (IfW) в Киле. По данным IfW, расходы на беженцев в 2016 и 2017 годах в зависимости от числа мигрантов составят от 53 до 63 млрд. евро. В федеральном бюджете на 2016 г. для беженцев предусмотрено 7,5 млрд. евро. И если федеральные и региональные власти не перераспределят средства должным образом, то скоро это может обернуться государственными долгами.

Новые рабочие места

С другой стороны, расходы на мигрантов позволят немного стимулировать экономику: каждый евро, который потратит государство, в конце концов, превратится в чей-то доход — начиная со строительных компаний и заканчивая языковыми школами и магазинами, где беженцы покупают продукты.

По информации газеты «Bild», для «переваривания» такого количества мигрантов нужно строить 350-400 тыс. социальных квартир в год и тысячу новых школьных зданий. Кроме того, нужно создать следующие дополнительные рабочие места: школьных учителей — 20-25 тыс., госслужащих — 35 тыс., в т.ч. полицейских —  15 тыс., социальных работников для интеграции прибывших — 50 тыс., врачей — 6 тыс., дополнительных койко-мест в клиниках — 10 тыс., дополнительных мест в детских садах для 110 тыс. детей младше 6 лет- 68 тыс.

И только одно утешение: по данным Центрального совета мусульман в Германии 2400 уже построенных мечетей достаточно для удовлетворения религиозных потребностей новоприбывших, и новых строить не нужно.

Динамика структуры беженцев и масштаб увеличения притока за три года

S-1

Как ЕС и Германия планируют сократить миграционные потоки

Политика в отношении беженцев сейчас заключается в том, чтобы сделать Германию менее привлекательной для миграции и создать на пути мигрантов как можно больше преград, чтобы заставить их отказаться от путешествия в Европу. В идеале ЕС стремится удержать беженцев в своих регионах, поскольку выгоднее поддерживать страны исхода на местах, чем содержать беженцев в Европе. Например, Еврокомиссия предлагает создать нечто вроде погранполиции на внешних границах ЕС. Кроме того, корабли НАТО начали курсировать в Эгейском море с целью остановить нелегальную транспортировку людей или, по крайней мере, значительно усложнить жизнь контрабандистам. Для нынешнего кризиса это, пожалуй, поздновато, но в дальнейшем такая мера может оказаться полезной.

Решением правительства ФРГ Марокко, Тунис, Алжир, Албания, Косово и Черногория признаны безопасными странами, и беженцы из этих стран будут депортированы на родину. Беженцы из Ирака и Сирии должны будут вернуться на родину после того, как в их странах прекратятся военные действия.

Ужесточено миграционное законодательство: беженцы лишены права самим выбирать место жительства и привозить семьи в течение двух лет; они также обязаны частично оплачивать интеграционные курсы (10 евро/мес.).

В обмен на возвращение и удержание беженцев на своей территории ЕС и Германия выделяют Турции 3 млрд. евро (турки, правда, просят пять), а североафриканским странам — миллионы на проекты в сфере трудоустройства и обучения. Глава МВД ФРГ в конце февраля отправится в регион для подписания соглашений.

Werbung