Поиск подходящего места для хранилища ядерных отходов является большим внутригерманским экспериментом: удастся ли нашему обществу всё-таки принять такое противоречивое, а для некоторых граждан крайне неприятное решение, обойдясь без крупных протестов и акций, как это было в недавнем прошлом?

От ответа на этот вопрос зависит будущее около 10.500 тонн высокорадиоактивных отходов атомных электростанций, которые Германия планирует хранить в безопасности в течение ближайшего миллиона лет. Речь также идёт об инновационной политической модели: модели участия в небывалого масштаба проекте общественности, основанной на научных данных, которая опирается на максимально возможную прозрачность и, таким образом, стремится достичь в конечном итоге наилучшего возможного компромисса.

90 регионов Германии считаются геологически пригодными для размещения ядерных отходов. Об этом объявила Федеральная компания по захоронению радиоактивных отходов (Bundesgesellschaft für Endlagerung mbH, BGE). BGE — это пример того, как социально-политические проблемы могут быть успешно решены на научной основе: открыто, беспристрастно, понятно каждому.

© Maksym Yemelyanov — AdobeStock

Страх перед Gorleben-2

После того, как правительство ФРГ незадолго до объединения двух Германий выпустило джина из бутылки, опрометчиво присмотрев для решения проблемы века одну из соляных шахт недалеко от приграничного города Горлебен (Gorleben) на бывшей внутренней границе, оно практически спровоцировало на десятилетия массовые протесты не только местных жителей, но и активистов со всей страны. В какой-то момент всем сторонам конфликта стало очевидно, что единственным вариантом выхода из полного тупика может быть только полный перезапуск процесса поиска нового места для хранилища радиоактивных отходов. Так была рождена BGE, которая с 2016 года разрабатывала многоступенчатый процесс, призванный избежать ошибок прошлого.

Наконец-то стало понятно, насколько важно привлекать общественность к участию в проекте на всех его этапах. Для этого проводятся региональные конференции, открытые для всех, производится приём граждан по текущим вопросам, а также создана информационная горячая линия. Всё это, конечно, замечательно, но руководство проекта пошло намного дальше: оно привлекло к сотрудничеству знающих своё дело ученых, которые заложили прочную, научную основу для поиска подходящего места для будущего хранилища.

Первым результатом этой работы является карта с 90 обширными территориями, где недра могут быть достаточно стабильными для долгосрочного хранения радиоактивных отходов, которую BGE представила общественности. Кстати, не стоит искать на этой карте печально известный город Горлебен, его там нет. Теперь настал следующий этап, когда предстоит приступить к долгому и мучительному обсуждению предложенных учёными вариантов. Даль­нейшие анализы и проверки в течение последующих десяти лет покажут, какие регионы, из нанесённых на карту, действительно подходят по всем параметрам. «Победитель», если так его можно назвать, будет назван только в 2031 году. И остаётся только надеяться, что он не станет одновременно и проигравшим.

Протестующие против размещения ядерных отходов. Foto: © Александр Мельников

В поисках подходящего компромисса

По крайней мере, теоретически компромисс найти вполне возможно. Нужно только действительно очень удачно найти ответы на множество непростых вопросов. Вызывает ли процесс выбора нового места одобрение общественности? Представлена ​​ли необходимая информация в понятной для людей форме? Уделяют ли эксперты достаточно времени для обсуждения с заинтересованными гражданами сопряжённых с проектом проблем и встречаются ли они с ними напрямую, без бюрократических препон? Делают ли учёные всё для того, чтобы результаты их анализов были прозрачными? Указывают ли они честно и открыто на наличие всевозможных рисков при выборе одного из вариантов? Даже если BGE всё это учтёт, всё равно не исключено, что проект может потерпеть неудачу. Просто потому, что местным жителям чаще всего не нужны никакие, даже самые рациональные, аргументы, когда речь заходит не о городах на Марсе, а конкретно об их родном городе и о них самих.

Причиной неудачи проекта могут быть и хитроумные политики, которые, как от огня, открещиваются от вариантов в их собственном избирательном округе или в их федеральной земле, как это сделало, например, баварское правительство. Общество обязательно должно последовательно наказывать такую ​​политику. Потому что решение о месте нового хранилища найдёт социальную поддержку только в том случае, если оно будет принято в соответствии с честными и понятными критериями, иначе грозит новая одиссея в стиле Горлебена.

Попробуйте найти человека, который добровольно согласится с размещением такого опасного объекта под своими собственными ногами, когда нет стопроцентной гарантии, что радиоактивные компоненты в худшем случае могут попасть в грунтовые воды. Что здесь можно назвать лучшим случаем, тоже не совсем понятно. Но какая-то же община в Германии должна, в конце концов, согласиться, чтобы выбор пал именно на неё, как бы болезненно это ни было. В благодарность за этот мужественный шаг со стороны солидарных налогоплательщиков остальной части Германии потребуется проявить щед­рость и предложить адекватное возмещение всевозможных расходов.

Протестующие против размещения ядерных отходов. Foto: © Александр Мельников

Индикатор серьёзных социальных проблем

Нахождение консенсуса на основе фактов лежит в основе западных демократий. В конце концов, поиск нового места для хранилища радиоактивных отходов является показателем того, насколько хорошо наше общество может справиться с серьёзными вызовами настоящего времени. И насколько способным оно остаётся, когда дело доходит до раздражающих вопросов, от вакцинации и генной инженерии до поиска надлежащего ответа на драматическое изменение климата на планете. Потому что и в этих случаях важно преодолеть социальную поляризацию на основе научных открытий. Если процесс поиска хранилища окажется успешным, Герма­ния в который раз сможет доказать, что общество знаний и социальной справедливости способно идти на компромисс. Это придаст смелости и поможет справиться уже с другими великими кризисами нашего времени. А то, что их будет много и они будут всегда, как раз с этим-то давно уже никто не спорит. Так что смелости, мужества и удачи всем нам!

Александр Мельников, журнал «Neue Zeiten» №11 (233) 2020

Werbung