Нынешний хаос в Вашингтоне, пиком которого стал захват Капитолия, и после инаугурации г-на Байдена никуда не исчезнет. Нет волшебной палочки, способной одним махом загнать назад в бутылку разъярённого Джинна, выпущенного на волю предыдущей администрацией.

Игра «мускулами»

Причины внутренних разногласий, с которыми сталкивается американское государство последние десятилетия, тесно связаны с международными политическими тенденциями, в которые Америка, впрочем, втянута всегда.

В сегодняшнем мире нет более определяющих отношений, чем игра мускулами между Китаем и Соеди­ненными Штатами. Народная Респуб­лика, как кошка, вошла настороженной и скромной походкой в ХХI век и после фазы стремительного роста экономики в начале 2000-х приступила с середины 2010-х годов к хорошо продуманной и согласованной кампании по расширению своего международного влияния, господству в Азиатско-Тихо­океанском регионе и пересмотру международного политического порядка.

Китай сумел использовать даже пандемию Covid-19, чтобы действовать без сопротивления в своих целях, проводя жёсткую политику против мусульман в Восточном Туркестане, прижимая ногтем непримиримые силы сторонников независимости Гонконга и дипломатически наглухо изолировав Тайвань, одновременно проверяя его на прочность в военном отношении.

Американское внешнеполитическое видение традиционно основано на многостороннем сотрудничестве с проверенными в боях партнерами США, использующем их совокупную силу для защиты общих интересов, прежде всего, посредством силовых и экономических мер. Скорее всего, Байден и его администрация, в отличие от Трампа, будут пытаться выстраивать отношения аналогично тому, как в те времена, когда США всесторонне поддерживали Западную Европу в противостоянии с СССР и выстроили систему международных альянсов, которая противостояла советской мощи, до тех пор, пока империя на Востоке не рухнула.

Экономика — центральный, но часто недооцениваемый компонент управления государством. В большей степени, чем военная мощь, она может объединить удалённые друг от друга тысячами километров государства в согласованную коалицию, основанную на общих коммерческих и финансовых интересах. Следовательно, экономические стимулы являются важнейшим дипломатическим инструментом, более мягким и более тонким «кнутом», чем грубое военное давление, но в то же время выступающим в качестве наглого «пряника», эффективного и практически независимого от типа государственного строя, где он предлагается к «дегустированию».

© Zerbor — AdobeStock

В перспективе — создание глобальной коалиции

Соединенные Штаты будут пытаться решать проблемы следующего десятилетия, работая в одной упряжке со своими союзниками и поддерживая их. Китай слишком силён, чтобы Америка могла себе позволить оставаться в одиночестве, как это было при Трампе. В долгосрочной перспективе США будут пытаться более активно мешать Китаю достичь долгосрочных политических целей, таких как экономическое господство в Африке и Центральной Азии, торговая зависимость Европы и политическая свобода рук в Западно-Тихоокеанском регионе. Глобальные амбиции Китая, наряду с его молчаливым партнёрством с Россией и потенциальными будущими связями с Ираном и Кубой, потребуют создания глобальной коалиции, объединяющей европейских, азиатских, латиноамериканских и ближневосточных союзников США.

Будущая администрация будет, возможно, действовать осторожно и изобретательно, оперируя не слишком затратными экономическими и дипломатическими инструментами. Конечная цель Китая — глобальное господство, но текущая цель — не Западная Европа, а завоевание гегемонии в Индо-Тихо­океанском регионе. Для этого родина Конфуция будет пытаться для начала окончательно поглотить Тайвань, и, если это удастся, следующим этапом станет попытка прижать к стенке Японию, Южную Корею, Австра­лию, Вьетнам и Индию. Венцом шахматной партии на политической карте мира станет попытка запретить Америке высовываться на запад не дальше, чем до Гавайев.

Вряд ли можно себе представить, что в современном мире решение таких задач возможно без применения силы, и Китай её, конечно же, применит, и никакое дипломатическое и экономическое давление не сможет этому помешать в краткосрочной перспективе. В долгосрочной же перспективе санкции, замораживание активов и даже блокада могут нанести огромный экономический ущерб и подорвать социальную стабильность в стане противника. Но для того чтобы ощутить их влияние, потребуются месяцы или годы, что снижает ценность такого подхода к решению проблемы по сравнению с немедленным выигрышем в результате насильственного захвата территории в ходе военной операции.

По мере эскалации конфликта и увеличения ущерба с обеих сторон противоборствующие политические лидеры и население их стран будут готовы к более ощутимым жертвам для достижения своих целей, чем до начала конфронтации. Это будет настоящая игра с огнем, и чтобы не подпалить при этом бороду, Америке и её партнёрам по коалиции придётся не просто основательно поднапрячься, а практически заново научиться утерянному за последние десятилетия искусству «гибкого пути», который в Японии является боевым и называется — дзюдо. Кстати, основу его составляют броски, болевые приёмы, удержания и удушения.

Александр Мельников, журнал «Neue Zeiten» №02 (236) 2021

Werbung