Барклай-де-Толли: «Верность и терпение»

1708

В Военной галерее Зимнего дворца Государственного Эрмитажа в Санкт-Петербурге висит портрет, привлекающий особое внимание и вызывающий множество вопросов. Это портрет в полный рост выдающегося русского полководца шотландско-немецкого происхождения, полного кавалера ордена Святого Георгия, главнокомандующего Русской армией в начале Отечественной войны 1812 года, военного министра и сенатора Российской империи, генерал-фельдмаршала, князя Михаила Богдановича Барклая-де-Толли, 1761-1818 гг. (при рождении — Михаэль Андреас Барклай де Толли, нем. Michael Andreas Barclay de Tolly).

Галерея 1812 года

Галерея задумана лично императором Александром I и состоит из 332 портретов русских генералов, участвовавших в Отечественной войне 1812 года. Попасть в неё было вопросом чести. Рассмотрение кандидатур участников Военной галереи осуществлялось созданным для этого аттестационным комитетом, на основании списка, сформированного Инспекторским департаментом Главного штаба. Список утверждался лично государем-императором, который без объяснения причин мог вычеркнуть кого-то из кандидатов, а кого-то включить.

Условием размещения портрета в Военной галерее было участие в боевых действиях против наполеоновских войск в 1812-1814 годах в генеральском чине, либо производство в генералы вскоре после окончания войны за отличия, проявленные в боях. Все портреты написаны в едином формате специально для галереи. Помимо больших конных портретов императора Александра I и его союзников — короля прусского Фридриха-Вильгельма III и императора австрийского Франца I — в Военной галерее размещены всего четыре ростовых портрета. Это портреты Великого князя Константина Павловича, Артура Уэлсли Веллингтона, Михаила Илларионовича Кутузова и Михаила Богдановича Барклая-де-Толли.

Военная служба

Потомок выходцев из Шотландии, поселившихся в Лифляндии в конце XVII века, Барклай-де-Толли родился в небогатой семье отставного армейского поручика. Записанный, по обычаю того времени, в полк в младенческом возрасте, будущий полководец начал действительную службу унтер-офицером в пятнадцать лет. Отсутствие влиятельной родни сказывалось на прохождении Барклаем службы: несмотря на боевые заслуги, ему понадобилось более двадцати лет, чтобы достигнуть чина полковника.

 Помимо многих других компаний Барклай отличился в осаде и штурме Очакова (русско-турецкая война), в бою под Каушанами, во взятии Аккермана и Бендер. Будучи генерал-губернатором Финляндии и главнокомандующим армией, он сражался в Финляндии и Польше. Его карьера пошла в гору во время войны 1805-1807 годов против наполеоновской Франции, когда его незаменимые качества — хладнокровие и выдержка в трудных обстоятельствах в сочетании со спокойным мужеством и большими военными познаниями — обратили на него внимание. В январе 1810 года Барклай был назначен военным министром и на этом посту руководил мероприятиями по укреплению армии и по её подготовке к назревавшей новой войне с наполеоновской Францией.

Непопулярные меры

Благодаря этому великому полководцу в первый, наиболее тяжелый, период Отечественной войны 1812 года еще малочисленная и недостаточно сильная русская армия была спасена от разгрома Наполеоном. В этот период на Барклая легла тяжесть ответственности за успех военных действий. Его незабываемая заслуга перед Родиной — сохранение армии любой ценой. Барклай-де-Толли разработал тактику отступления армии, организовал широкомасштабную схему дезинформации противника с одновременным ведением тотальной диверсионной войны в тылу наступающих неприятельских войск.

Избранная им стратегия войны, несмотря на правильность, со всех сторон критиковалась. Усугубляли положение дел замкнутость и необщительный характер Барклая, и иностранная фамилия. У него не было в войсках той популярности, что сыскали Кутузов и Багратион, также осуждающий решения и приказы Барклая. Ситуация крайне обострилась после арьергардных боев под Смоленском и Валутиной горой, когда русские армии продолжили отходить на восток. Если до Смоленска необходимость отступления была очевидна, то последующее оставление города и отступление вглубь исконно русских земель вызывало открытый ропот в войсках. Барклай же всячески оттягивал генеральное сражение, считая его преждевременным.

Непопулярность в армейской среде послужила причиной тому, что Барклая сместили с поста главнокомандующего, после чего он передал полномочия вновь назначенному М.И. Кутузову. Который, тем не менее, сохранил намеченную Барклаем стратегическую линию ведения боевых действий. Мало того, у нового главнокомандующего Барклай пользовался полнейшим доверием и уважением, что позволило ему остаться во главе 1-й армии.

В дальнейшем войска все-таки признали Барклая «своим». Под Бородином полки, до того не раз встречавшие Барклая молчанием, начали приветствовать его дружным «ура». Есть рассказ, что перед смертью у Барклая попросил прощения смертельно раненый Багратион, до того не признававший и критиковавший его стратегию отступления. В этом сражении Барклай руководил правым флангом и центром русских войск, появляясь в самых опасных местах. Под ним было убито и ранено пять лошадей.

Мавзолей Барклаю-де-Толли в полутора километрах от местечка Йыгевесте, Эстония. Фото Сергея Часовских

После окончания наполеоновских войн и возвращения русских войск на родину Барклай-де-Толли некоторое время командовал 1-й армией, но вскоре его здоровье резко ухудшилось, и на пятьдесят седьмом году жизни он скончался близ Инстербурга, в Восточной Пруссии, по пути на минеральные воды.

Могила Барклая-де-Толли находится в Эстонии, к югу от Тарту, в полутора километрах от местечка Йыгевесте. Над его могилой сооружен мавзолей с надгробным памятником работы скульптора В. Демут-Малиновского. На фронтоне портика помещен герб рода Барклая-де-Толли и их девиз: «Верность и терпение».

Мавзолей Барклаю-де-Толли, Эстония. Фото Сергея Часовских

Признание в веках

Помимо того, что портрет Михаила Богдановича Барклая-де-Толли занимает почетное место в Военной галерее 1812 года Государственного Эрмитажа, в день празднования двадцать пятой годовщины изгнания французов из России 25 декабря1837 года памятники Кутузову и Барклаю-де-Толли работы скульптора Б.И. Ор­ловс­кого были торжественно открыты на Невском проспекте, в сквере перед Казанским собором.

А.С. Пушкин посвятил Барклаю-де-Толли стихотворение «Полководец»:
«О люди! жалкий род, достойный слез и смеха!
Жрецы минутного, поклонники успеха!
Как часто мимо вас проходит человек,
Над кем ругается слепой и буйный век,
Но чей высокий лик в грядущем поколенье
Поэта приведет в восторг и в умиленье!»

Пушкин, который, как известно, основательно вникал в подробности и детали того, о чём впоследствии писал. Он даёт такие комментарии в «Объяс­нении» к стихотворению «Полко­водец» о причинах, сделавших невозможным пребывание Барклая во главе войск: «И мог ли Барклай-де-Толли совершить им начатое поприще? Мог ли он остановиться и предложить сражение у курганов Бородина? Мог ли он после ужасной битвы, где равен был неравный спор, отдать Москву Наполеону? (…) Нет! (…) Один Кутузов мог предложить Бородинское сражение; один Кутузов мог отдать Москву неприятелю, один Кутузов мог оставаться в этом мудром деятельном бездействии, усыпляя Наполеона на пожарище Москвы и выжидая роковой минуты: ибо Кутузов один облечён был народным доверием, которое так чудно он оправдал! Неужели должны мы быть неблагодарны к заслугам Барклая-де-Толли, потому что Кутузов велик? Ужели, после двадцатипятилетнего безмолвия, поэзии не позволено произнести его имя с участием и умилением?..»

Особенности мышления в век информационного изобилия

Теперь о том, почему именно сейчас я решила поделиться материалом о Миха­иле Богдановиче Барклае-де-Толли.

В честь этого великого человека, в день, когда в Петербурге прошли памятные мемориальные мероприятия, посвящённые 200-летию со дня кончины Барклая-де-Толли, я подготовила обзор для интернет-издания, с которым сотрудничала в то время. Мероприятия прошли на Невском проспекте, у Казанс­кого кафедрального собора. Здесь, у памятника Барклаю-де-Толли, прошло торжественное построение почетного караула, знаменной группы и подразделений войск Санкт-Петер­бургского гарнизона. Духовой военный оркестр Западного Военного округа Минис­терства Обороны РФ исполнил гимн «Коль славен!» и гимн России. К памятнику князя возложили цветы, после чего возле монумента прошли маршем почетный караул, знаменная группа и подразделения войск Санкт-Петербургского гарнизона.

Через пару часов после отправки материала раздался телефонный звонок от моего приятеля, по совместительству — главного редактора вышеупомянутого интернет-издания. «Я возьму твой материал, но исключительно по дружбе. Больше так не пиши», — прозвучало в трубке. На удивлённый вопрос, а что, собственно, не так, прозвучало следующее: «Из текста не понятно, что такого гениального этот человек сделал для России». Занавес. Памятник в полный рост в центре Невского проспекта, эксклюзивный ростовой портрет в Военной галерее Государственного Эрмитажа, стихотворение «самого» А.С. Пушкина — не в счёт? А если подумать, сопоставить, проанализировать?..

Этот случай — наглядная иллюстрация того, как плотно героическая история вошла, а местами покинула нашу жизнь. Ну, и о том, как, несмотря на обилие информации, в ней не заплутать, а вычленить квинтэссенцию. Ибо за последний месяц я не единожды слышала сетования историков, да и просто грамотных петербуржцев и русскоязычных жителей Европы на историческую неосведомлённость горожан и гостей города. И это притом, что необходимая для выводов информация находится в буквальном смысле на виду.

Радует, что большинство горожан и гостей знают, помнят, читают, интересуются и стремятся узнать про жизнь предков, родного города и его жителей. Чего и нам желаю.

Литература: 1. А.С. Пушкин «Полководец» и его объяснение к стихотворению.
2. Биография Михаила Богдановича Барклая-де-Толли //http://www.museum.ru/museum/1812/Persons/Russ/t_b12_vg.html
3. Военная галерея // https://ru.wikipedia.org/wiki/Военная галерея

Татьяна Любина, журнал «Neue Zeiten» №03 (237) 2021

Werbung