Русский дипломат на Рейне

23

S-1

Этого музея еще нет на карте достопримечательностей Германии. Более того, его не найти и в перечне рекомендуемых объектов любознательному туристу для посещения при путешествии по земле Северный Рейн-Вестфалия. Еще больше: этот музей, функционирующий, кстати, уже почти 4 года, отсутствует и в реестре исторических экспозиций даже в Бонне, где он располагается.

Необычный музей в Бонне

Уникальная эта достопримечательность – «Музей дипломатического присутствия Российской Федерации на Рейне» – разместилась в помещениях Генерального консульства РФ в Бонне. Конечно, с одной стороны, вполне объяснима не слишком широкая осведомленность рядовой туристской массы о наличии в Германии данного означенного музея. Причина – в естественной для дипломатической сферы ограниченной доступности широких масс населения в святая святых любого иностранного представительства в чужой стране, каковым, собственно, и является Генконсульство РФ. Но, с другой стороны, содержимое этого, вроде бы, специфического музея оказалось настолько интересным, открывающим подчас неизвестные страницы как собственно истории российской дипломатии на Рейне, так и страницы истории германо-российских отношений в целом, что у журналиста возникает естественное желание ознакомить с ним широкую читательскую публику.

С чего же начался этот необычный музей? Вот как рассказывает об этом инициатор его создания Генеральный консул РФ в Бонне Евгений ШМАГИН:

— В 2010-м, собираясь в Бонн к своему новому месту назначения, я освежил в памяти хронологию жизни российских дипломатов в «маленьком городке на Рейне»: легендарная поездка Аденауэра в Москву в сентябре 1955 г., бурные, ставшие классикой дипломатии его переговоры с Хрущевым и Булганиным, решение об установлении дипотношений, и 7 января 1956 г. первый советский посол Валериан Зорин вручит верительные грамоты президенту ФРГ Теодору Хойссу. С этого дня начнется отсчет дипломатического присутствия нашей страны в Бонне, насчитывающего к тому времени уже 55 лет…

Но будущему главе генконсульства России не давала покоя мысль: может быть, «генеалогическое древо» российской дипломатии в рейнских краях куда старше, чем об этом известно? А что, если прорубивший окно в Европу Петр Первый или распахнувшая перед Европой дверь Екатерина когда-нибудь обращали свой взор и на рейнские просторы, а не только на Вену, Берлин и Амстердам?..

S-3

— Ведь в советские времена, – размышляет Евгений Шмагин, – история отечественной дипломатии ограничивалась преимущественно периодом от Чичерина до Громыко. Изредка, правда, вспоминали про горчаковское «Россия сосредотачивается». По-настоящему заглянуть в прошлое дипслужбы стало дозволено только после перестройки…

И Евгений Шмагин обратился в Архив внешней политики Российской империи родного МИДа. И там, как он говорит, «изрядно потрудились, прежде чем на свет были извлечены интересовавшие меня документы».

Изумлению исследователя не было предела. Оказывается, еще в 1775 году, т.е. 235 лет назад, в городе Бонне появился первый официальный российский представитель — еще не «чрезвычайный и полномочный», а скромный «императорский комиссар» Иоганн (Иван) Фациус, «уроженец Ганаусский, что неподалеку от германской имперской городи Франкфурте при реке Майн». А 4 августа 1780 года императрица лично подписала «указ НАШЕЙ коллегии иностранных дел» об определении «находящегося в Боне (в России он писался тогда с одной буквой «н») комиссара Фациуса, дав ему чин титулярного советника, агентом там же и в ближних к тому местах».

Дальше открылась масса интереснейших документов, проливавших свет на прошлое дипслужбы России на Рейне. Копии этих ценных свидетельств времени и захватил с собой на новую службу назначенный Генеральным консулом РФ в Бонне Евгений Шмагин.

И в том же 2010-м новый генконсул провел прием, посвященный 235-летию дипломатического присутствия России на Рейне. Все документы, привезенные им из Архива внешней политики МИДа, оказались на стендах в большом конференц-зале, где все гости, немецкие и российские, могли с ними ознакомиться. Выставка имела явный успех. Тогда-то и родилась идея расширить экспозицию, систематизировать документы, то есть создать «Музей дипломатического присутствия Российской Федерации на Рейне». Отвели под будущую экспозицию помещение (бывшие переговорные комнаты) и разместили там уникальные экспонаты.

— Например, такие, – показывает мой добровольный экскурсовод по Музею, заведующий Протокольным отделом Генконсульства Илья Рожков,– как указы Екатерины II, регламентирующие деятельность российских дипломатов в Германии. Изображения формы тогдашних российских дипломатов. Документы XIX и начала XX века. В начале XX века на Рейне открывается еще одно консульство – в городке Эльберсфельд-Бармен (ныне Вупперталь). Следующий стенд посвящен работе там русского консула А. Мокеева.

S-4

Путь развития российской дипслужбы на Рейне

Со временем создатели Музея решили проследить путь развития российской дипслужбы на Рейне от ее возникновения до сегодняшнего дня в свете отношений России и Германии. И они расширили тематику. Так появились портреты всех министров иностранных дел Российской Империи, начиная с 1763 года, с графа Никиты Панина, далее – Остерман, Безбородко, Ростопчин… до Николая Покровского. Такое собрание портретов министров, по словам Рожкова, «можно сегодня увидеть, кроме нашего Музея, только еще в одном месте – в МИДе РФ. И посмотрите, сколько немецких фамилий среди этих министров иностранных дел тогдашней России: больше трети. Из самых известных – Нессельроде».

Вспомнили здесь и о том, что в 2013-м весь мир отмечал 400-летие династии Романовых. Музеем показано, как выглядели Романовы (начиная с Михаила Федоровича и кончая Николаем II) и насколько тесно они были связаны с аристократическими германскими ветвями. Известно, что все Романовы имели в себе большой процент немецкой крови.

— Еще интересный экспонат, – продолжает экскурсию Илья Рожков. – Генконсул по своей работе много ездит по городам нашего консульского округа. Так, в городе Вормс (Рейнланд-Пфальц) власти внесли его в «Золотую книгу» города, которой более 200 лет. И в нее вносят только самых почетных гостей. Е.А. спрашивает: «Я первый русский в этой книге?» Они: «Нет, Евгений Алексеевич, вы – второй». Он: «А кто же первый?» Они открывают книгу в самом начале ее: «7 октября 1899 г., русский царь Николай II вместе с семьей посетил Вормс»… И – все подписи: Николая, всех членов царской семьи. Так что в «Золотой книге» почетных гостей Вормса наш Генконсул – второй после царя… Обер-бургомистр Вормса фотокопию этой страницы книги прислал в дар нашему музею. А тут – табличка, подаренная нам как раз редакцией журнала «Neue Zeiten», копия той, что висит сегодня во Франкфурте на доме аптекаря Петера Зальцведеля, где в свое время жили Гоголь и Жуковский.

С Рожковым идем в коридор. Видим большой стенд о том, как 55 лет назад было учреждено советское посольство, а чуть более 20 лет назад, в 1989-м, был введен в эксплуатацию комплекс Посольства СССР, построенный компанией Hochtief.

— Когда в 1955 году мы подписали с Германией договор о создании советского посольства, оно сначала было размещено не в Бонне: в тогдашней столице ФРГ для советского посольства места не нашлось… Было принято решение расположить посольство СССР в небольшом городке Ремаген (Remagen, Rheinland-Pfalz), в здании старого отеля на берегу Рейна. Вот его фото. Снимали несколько комнат и там работали. А сегодняшний участок в Бонне мы получили только в 1974-м. Был такой обмен: мы предоставили немцам для их посольства в Москве участок на Мосфильмовской улице, а они нам – этот участок в Бонне, Бад Годесберге. В то время на всей территории стоял лишь один домик – бывшая резиденция первого президента ФРГ Теодора Хойсса. Все остальное построено нами и введено лишь в 1989-м. Фотографии показывают этапы возведения комплекса.

Подходим к стенду, посвященному подписанию в 1955 году договора о дипломатических отношениях между СССР и ФРГ во время визита канцлера ФРГ Аденауэра в Москву. Тут мы видим и Хрущева, и Булганина, и Молотова, и Маленкова. Помимо договора о дипотношениях, задачей Аденауэра было решить судьбу десятков тысяч пленных немцев, находившихся еще на территории СССР, о возвращении их в Германию. Сторонам, в конце концов, удалось достичь компромисса, и уже спустя год, в 1956-м, пленные немцы вернулись на родину.

S-2

Знаковые личности России

Рядом – «История России с IX по XX век» в лицах. Интересен был способ отбора. Десяти сотрудникам Генконсульства, интересующимся историей, политикой, культурой России, предложили отобрать самых, на их взгляд, знаковых личностей России. Каждый из десяти представил свой список имен, и в итоге были отобраны имена, наиболее часто совпадающие в этих списках. Они и попали в фотогалерею. Здесь и политики, и полководцы, и писатели, и художники, и ученые, и артисты, и спортсмены… Пушкин и Толстой, Достоевский и Солженицын, Калашников и Суворов, Эйзенштейн, Сахаров, Сталин, Ельцин, Роднина, Путин, Плисецкая, Шагал…

На противоположной стене – портреты министров иностранных дел СССР и затем РФ: начиная с Троцкого (хоть он был министром меньше года), Чичерина и т.д.

— Кстати, такая деталь, – говорит Рожков, – к сегодняшней дискуссии об ущемлении прав людей с нетрадиционной сексуальной ориентацией. Но – вспомним Чичерина. Гомосексуалист – министр иностранных дел России… Какое уж тут притеснение. Далее в галерее – Литвинов, Молотов, «мистер Нет» Громыко, Шеварднадзе, Козырев, Примаков, Иванов и Лавров. Вначале отсутствовал лишь один бывший министр – Вышинский. Генконсул был категоричен: «Здесь не место палачу». Но потом мы подумали: это все-таки наша история… И портрет был помещен, но с нюансом: он – в черной рамке, в отличие от остальных, которые – в красной. И теперь галерея полная.

Еще галерея – послов СССР и потом – генеральных консулов России в Бонне. Начиная с первого советского посла в ФРГ Валериана Зорина. После него послами были Смирнов, Царапкин, Фалин, Семенов, Квицинский и последний посол СССР, он же первый посол РФ в ФРГ Терехов. А первым Генконсулом России в Бонне был Петров, после него – Нечаев, Геродес, Хорохордин, и ныне, с 2010 года, – Евгений Шмагин.

— Но нам и этого мало, – улыбается Рожков. – Мы заняли под музей еще одну комнату. Организовали фотоотчет отношений лидеров наших стран на протяжении XIX и XX веков. И самая большая наша гордость – оригинальная фотография, предоставленная нам госархивом Кобленца – Николай II в прусской форме (справа) стоит с Вильгельмом II в русском мундире (обменялись военной униформой для фотоснимка).

И еще одна реликвия: знаменитая табличка «Посольство Союза Советских Социалистических Республик», в свое время висевшая на наших воротах в Бонне. После переезда посольства в Берлин эту табличку сняли и подарили боннскому Музею истории (Haus der Geschichte). Но она там не экспонировалась, лежала в запасниках. После переговоров Музей согласился вернуть эту реликвию нам.

S-5

И последнее наше достижение – это наш дорогой «Василий Иванович», манекен в подлинной официальной форме сегодняшнего Посла Российской Федерации. И на его груди тоже подлинная официальная награда – медаль «200 лет МИДа РФ». В наших планах – восстановить форму российских дипломатов XIX века. И в ней поставить дипломата тех лет «Ивана Васильевича» рядом с нынешним «Василием Ивановичем». Чтобы помнили.

В заключение приведем мнение Евгения ШМАГИНА, процитировавшего Экклезиаста: «Нет памяти о прежнем; да и о том, что будет, не останется памяти у тех, которые будут после»:

— С этим утверждением мудреца согласиться трудно. Добрая память о прежнем все-таки рано или поздно пробьет себе дорогу в сердцах тех, кто «после». Применительно к российскому дипломатическому присутствию на Рейне – во всяком случае.

Будем верить в это.

Фото автора.

Werbung