Порой, просматривая информационные ленты, ощущаешь себя чуть ли ни в театре абсурда. Особенно вызывают недоумение высказывания некоторых политиков самого высокого ранга. Участие в большой политической игре побуждает их отвергать очевидное. За примерами далеко ходить не надо.

Кандидат в президенты от демократической партии США Джо Байден во время посещения сильно пострадавшего от погромов города Киноша в сентябре этого года поведал собравшимся на митинг, кто «на самом деле» изобрёл электрическую лампочку. По версии мистера Байдена, это Люис Ховард Лайтимер (Lewis Howard Latimer, 1848-1928), а вовсе не всемирно известный американский изобретатель Томас Альва Эдисон (1847-1931, более 2000 изобретений). Можно было бы списать это на незнание истории, если бы не существенное «но»…

«Ненастоящий» изобретатель

Крупный изобретатель и организатор производства Т. Эдисон запатентовал электрическую лампочку в 1880 году. Уже тогда авторство Т. Эдисона оспаривалось другими изобретателями. Судебные разбирательства в США длились с 1885 до 1892 года, судебные акты составили 6500 страниц. Все судебные инстанции подтвердили авторство Т. Эдисона и его патентное право на электрическую лампочку. В качестве патентоведа интересы Т. Эди­­­сона в суде представлял Л. Лай­ти­мер. Он сумел доказать всем судьям авторство своего шефа в этом великом изобретении. Через 128 лет Джо Байден назначил Л. Лайтимера новым изобретателем электрической лампочки в угоду сиюминутным политическим приоритетам. Так кто же он, Люис Ховард Лайтимер, на самом деле?

Люис Лайтимер родился в рабовладельческие времена США сыном чёрных невольников, бежавших в свободные от рабовладения штаты (именно это оказалось решающим для Байдена, чтобы назначить Лайтимера изобретателем электрической лампочки). Бедность семьи не позволила Люису получить толкового образования, талантливый юноша оказался хорошим самоучкой. Первые технические знания он получил во время службы матросом в военно-морском флоте северян. После демобилизации Лайти­­мер самостоятельно изучал основы профессии чертёжника и механика на рабочем месте в различных технических предприятиях. Тогдашний шеф (патентный адвокат) заметил способности уборщика помещений и офисного боя (зарплата 3,00 доллара в неделю) и повысил Лайтимера до квалифицированного чертёжника в своём бюро.

Портрет Томаса Альвы Эдисона с фонографом. Фото: © caifas — AdobeStock

Тщательный и усидчивый Л. Лайти­мер оказался способным патентоведом, механиком и чертёжником. Он оформлял патенты и работал в группе изобретателя телефона Г. Белла, многостороннего изобретателя Хайрема Максима (конструктор пулемёта Максим). Работодатели направили Л. Лайтимера техническим консультантом и обучающим мастером при организации электротехнических фабрик по всему миру.

Л. Лайтимер имел собственные изобретения, например, ранний вариант кондиционера для охлаждения и очищения воздуха вкупе с оборудованием для спальных вагонов. Нить накаливания в лампочке Эдисона выдерживала 15 часов работы. В 1882 году Лайтимер получил патент на новую, усовершенствованную карбоновую нить накаливания лампы. Нить Лайтимера выдерживала много больше часов работы, что помогло лампочке Эдисона завоевать мировой рынок.

Большую часть своей трудовой жизни (с 1884 года) талантливый инженер провёл в группе Т. Эдисона, став руководителем патентного бюро, автором книг по электроделу. На пенсии Лайтимер писал стихи, пьесы, преподавал техническое черчение и английский язык новым американским гражданам и юношам из бедных семей, боролся с расовой дискриминацией. В сохранившихся до наших дней дневниках Лайтимер записал неприятные случаи расового недоверия к способности чернокожего электроинженера выполнять сложную техническую работу. Это обидное недоверие Лайтимер встречал вежливостью, приветливостью, компетентностью. Биография Л. Лайти­мера — пример воплощения американской мечты, когда способный и усердный юноша из самых низов своими талантами и трудолюбием строит свою жизнь и добивается успеха в ней. И это прекрасно, но стоит ли приписывать ему чужие заслуги?

«…до основанья, а затем…»

Казалось бы, Америка со своим движением «Жизнь чернокожих имеет значение», с погромами, сносом памятников их великим соотечественникам от нас далека. Но как в этой связи ни вспомнить известную советскую песню: «Весь мир насилья мы разрушим, до основанья, а затем, мы наш, мы новый мир построим, кто был никем, тот станет всем». И эти «никто» не хотят утруждать себя учёбой по вечерам под лампочкой Эдисона или изобретением новой нити накаливания, как это сделал Л. Лайтимер. Гораздо проще по-шариковски всё отобрать и поделить. Можно спустя 140 лет отобрать патент у Т. Эдисона и передать его Л. Лайтимеру, потому что так выгоднее в сложившейся ситуации. Выходит, все полученные Эдисоном по патенту и за патент весьма немалые средства получал «ненастоящий» изобретатель. И возможно найдутся те, кто громогласно объявят себя законными наследниками Лайтимера и потребуют компенсации с большими процентами за использование «чужого» изобретения. Уже поговаривают, что и телефон изобрёл не американец Г. Белл, а тот же Л. Лайтимер.

Довелось даже слышать высказывания, почему бы ни отдать им лампочку, пусть у них будет свой крупный изобретатель, главное, чтобы не разжигали они войну. Но ведь политика умиротворения агрессора никогда не работала, не сработает и сейчас. По известной поговорке, кто между позором и войной выбирает позор, получает и войну, и позор. Где гарантии, что то, что началось в Америке, через некоторое время не распространится по миру? И найдутся те, кто, добившись очередной победы, не успокоятся, а победы только усилят их аппетиты и повысят размеры следующих требований.

 Михаил Рушанов, журнал «Neue Zeiten» №10 (232) 2020

Werbung