Дюрер — гений Возрождения

34

S1

В нынешнем сезоне с октября по февраль во Франкфурте проходила масштабная выставка гениального немецкого художника Возрождения Альбрехта Дюрера (Albrecht Duerer). Был представлен «весь» Дюрер. Все аспекты его многогранного творчества. Около 200 работ экспонировались на двух этажах Музея изобразительных искусств имени Штеделя. Они включали 25 живописных изображений, 80 карандашных рисунков и 80 графических работ. Представлены были также иллюстрированные Дюрером книги. Обширные коллекции Штеделя дополнили экспонаты, полученные из разных музеев Германии – Берлина, Нюрнберга, Касселя, Кёльна и других, а также из зарубежных галерей — Парижа, Лондона, Вашингтона, Вены, Мадрида, Флоренции, Амстердама, Лиссабона…

Продолжение. Начало в № 1(151)

В первой части статьи я рассказал о годах молодости и частично о творчестве гениального творца эпохи Возрождения. Продолжим наше знакомство с художником.

Портреты

Большое внимание уделял Дюрер портретированию. Он принимал любые заказы и не смущался необходимостью потакать запросам заказчиков: разукрасить картину позолотой или придать миловидности и моложавости женским лицам. Заказы приносили доход. Что говорить, художник — тоже человек и ничто человеческое ему не чуждо. Дюрер любил изящные вещи, делать подарки, а нарядная и богатая одежда вообще была его страстью. Имел свой немаленький дом, прилично обставленный, мастерскую, учеников. Нужно было на всё это зарабатывать.

Оставил Дюрер немало и автопортретов. Всего 17( !), если учитывать, что и на многофигурных композициях некоторым персонажам придавал портретное сходство с собой. Первый свой портрет был им написан в 13-летнем возрасте, о чём говорилось выше. Далее – романтичный юноша 21 года с чертополохом в руке (1493 Лувр, Париж). Написан этот портрет в Базеле (или Страсбурге?) в годы ученических странствий и отправлен в Нюрнберг. Надпись на нём: «Идёт моё дело, как небо велело». Такие портреты с чертополохом обычно посылали невесте для знакомства. Полагают, что и этот портрет был сделан перед женитьбой с подобной целью. Ещё через пять лет – уже состоявшийся зрелый мужчина (1498, Прадо, Мадрид). А на портрет 1500 года, хранящемся в Старой Пинакотеке Мюнхена, 28-летний художник уже изобразил себя в роскошных одеждах с мехом в иконописной манере. В то время портретируемого изображали в профиль или в полоборота. В данном же случае лицо дано в анфас, что допускалось только при изображении Иисуса Христа. Полагают, что Дюрер таким образом хотел подчеркнуть роль художника-творца.

Автопортреты, в частности, дали основание искусствоведам утверждать, что художнику не чужды были самолюбования и самовосхваления. Да и сам Дюрер отдавал отчёт своей привлекательности, о чём есть упоминания в его письмах к другу Виллибальду Пиркгеймеру. Почему бы и нет? Он действительно был красив. Его современник Иоаким Камерарий писал: «Природа наделила его телом, выдающимся своей стройностью и осанкой и вполне соответствующим в нём благородному духу… Он имел выразительное лицо, сверкающие глаза…»

Добавим, что Дюрер впервые (опять-таки, впервые!) в Германии написал, ещё будучи совсем молодым, свой портрет не на доске, как это было принято у него на родине, а на пергаменте, наклеенном на холст. Кроме того, считают специалисты, введя автопортрет в ранг самостоятельного жанра, он сделал ещё одно революционное преобразование в живописи. До него художникам изображать себя было не принято, поскольку они рассматривались подстать ремесленникам: интересовали результаты их труда, а не сами личности. Так что и в этой области Дюрер оказался новатором. То же можно сказать и о подписях к работам. Дюрер первым начал на любом рисунке ставить свои монограммы (большая буква A и вписанная в неё D). Позднее ему последовали и другие художники.

S2

Кто вы, господин Дюрер?

С творчеством мастера мы вкратце познакомились. А что же за человек он был?

Современник художника Иоаким Камерарий пишет: «Нрав Дюрера не отличался «ни мрачной суровостью, ни несносной важностью; и он отнюдь не считал, что сладость и веселье жизни несовместимы с честью и порядочностью». Любил общество и общение, делать подарки и принимать их. Щедро раздавал свои гравюры. По словам Камерария, был блестящим собеседником: «Речь его была столь сладостна и остроумна, что ничто так не огорчало его слушателей, как её окончание». Неудивительно, что он имел массу друзей, что повсюду, где он бывал, обзаводился кругом почитателей и приятелей. Мы видим законченный образ героя эпохи Возрождения: прекрасен душой и телом, умён, остроумен, наделён разнообразными талантами и интересами. И не чужд радостей жизни.

Работы для императора Максимилиана Первого

Известность, признание, достаток росли. В 1509 году Дюрер был избран названным членом Большого совета Нюрнберга. В том же году купил дом в родном городе на Циссельгассе, в котором теперь организован его музей.

К сорока годам художник имел уже столь громкую славу, что был замечен Максимилианом Первым, императором Священной римской империи немецкой нации, и приглашён им участвовать в выполнении заказа «Триумфальная арка». Эта монументальная ксилография размером 3,5х3,0 метра была составлена из оттисков со 195 досок и была в то время крупнейшей из подобных работ. Конечно, такой грандиозный труд Дюрер выполнял не один, а в сотрудничестве с другими художниками и своими учениками.

Крупным заказом явилось также иллюстрирование «Молитвенника императора Максимилиана». В благодарность император пожаловал художнику грамоту, защищавшую его гравюры от копирования, а также назначил пожизненную годовую ренту в 300 гульденов из сумм, вносимых Нюрнбергом в императорскую казну.

Летом 1518 года Дюрер представлял свой город на рейхстаге в Аугсбурге, где сделал портреты Максимилиана Первого и других знаменитых участников съезда.

Поездка в Нидерланды

После смерти Максимилиана в 1519 году Нюрнбергский совет отказался без повеления нового императора выплачивать Дюреру годовую ренту. Коронационные торжества по случаю восшествия на престол преемника, Карла Пятого, должны были состояться в Нидерландах, куда и отправился Дюрер с женой. Целью являлась встреча с императором и получение от него указания городу на возвращение ему привилегий. Кроме того, художник хотел использовать поездку для получения новых заказов.

Супруги проделали путь до Антверпена через Бамберг, Франкфурт, Кёльн. Дюрер уже имел европейскую славу. В Нидерландах был принят с почётом, в его честь устроили пышный банкет. Магистрат Антверпена предлагал ему остаться в городе, обещая годовое содержание в 300 гульденов, дом в подарок и освобождение от уплаты всех налогов. Художник, как всегда, имел широкий круг общения: учёные, аристократы, знатные люди страны, иностранные послы. Он много портретировал, в том числе выполнил углём портрет Эразма Роттердамского, который был восхищён мастерством художника. В одном из своих произведений он пишет: «Дюреру … можно удивляться…, ибо чего только не может он выразить в одном цвете, то есть всё время чёрными штрихами? Тень, свет, блеск, выступы и углубления, благодаря чему каждая вещь предстаёт перед взором зрителя не одной только своей гранью».

Указание императора городским властям Нюрнберга на выплату пожизненного ежегодного пособия было получено. Успешным оказалось также пребывание в Нидерландах и для установления творческих и деловых связей, получения заказов, продажи произведений. Пробыли супруги Дюрер в Нидерландах почти год и в 1521 году вернулись домой. Судя по путевым зарисовкам, обратную дорогу они проделали по Рейну и Майну.

Сохранился дневник Дюрера, который он вёл в то время и сослуживший потом немалую службу биографам. Раскрываются подробности его жизни, работы, деловых отношений. Например, история создания знаменитой картины «Святой Иероним в келье». Через несколько недель после прибытия в Антверпен Дюрер записывает, что познакомился с секретарём одного португальского торгового представительства Родриго Фернандес де Альмана. За первую поставку сладостей от этого господина художник передал ему 23 гравюры. Затем получил изделия народных мастеров, кораллы, орехи и деликатесы для жены – и написал в ответ вышеназванную картину, ставшую известной всей Европе.

Последние годы

Путешествие в Нидерланды оказалось тяжёлым для художника: он заболел неизвестной болезнью, мучившей его до конца дней (сейчас предполагают, что это была малярия). За несколько лет до смерти он написал свой портрет с обнажённым торсом. Правой рукой указывает на желтоватое пятно слева на теле в области селезёнки. На картине надпись: «Там, где находится жёлтое пятно, на которое указывает мой палец, там у меня болит». И отправил это изображение врачу. Но болезнь не была диагностирована. Силы художника физические и творческие угасали.

Последняя живописная работа выполнена в 1526 году. Это диптих «Четыре апостола», написанный для Нюрнбергской ратуши. Монументальные фигуры апостолов Петра, Павла, Иоанна и евангелиста Марка представлены с такой силой, что специалисты считают их равными лучшим образцам итальянского Высокого Возрождения. После этого Дюрер уже не создавал живописных полотен, но много внимания уделял теоретическим работам.

Как многие творцы Ренессанса, он был наделён разносторонними талантами и интересами. В 1526 году издаёт «Руководство к измерению циркулем и линейкой». Много внимания уделял совершенствованию укрепительных сооружений, что было вызвано развитием огнестрельного оружия. Итоги работ опубликованы в труде «Руководство к укреплению городов, замков и крепостей», в котором описывается, в частности, новый вид укреплений, названный им «бастея». Труд этот увидел свет в 1527 году.

На следующий год изданы «Четыре книги о пропорциях человека». В тот же год великого творца не стало. Скончался он в Нюрнберге шестого апреля 1528 года в возрасте всего лишь 57-ми лет. Похоронен в родном городе. Скорбела вся Германия и Нидерланды. На мраморном надгробье его друг В. Пиркгеймер приказал выбить слова: «Смертная Дюрера часть в этой могиле сокрыта». Действительно, похоронено бренное тело, а духовные творения живы и поныне.

Werbung