В том, что женщина — отдельный мир со своим уставом и законами, сомневаться не приходится. Она тем и примечательна, что ее натура навсегда остается тонкой, чувственной и ранимой.

Природа дала женщине главное — продолжение рода, наделив ее значимой чувствительностью по отношению к опасности и потребностью в защите. Для “защиты” женщина находит мужчину, но так как он не идеален и от него может исходить угроза, женщина вооружена способом защиты и от него. Эта защита построена на искусном использовании мужских слабостей. Увы, мужская логика настроена, чтобы адекватно оценивать окружающий мир, женская логика — главным образом, чтобы скрытно управлять мужчиной.

Понимание по-мужски и по-женски

Понять для мужчины — это вникнуть в обоснования, проникнуться смыслом и значением, а для женщины “понимание” означает сопереживание. Мужчина гораздо лучше понимает сказанное, женщина — несказанное или недосказанное. Мужчина рассудком лучше осознает очевидности, понимает абсурдность, женщина же воспринимает все чувством, интуицией. Если мужчина предпочитает логику, женщина — интуицию. Все это свидетельствует о тех преимуществах, которые есть у женщины в плане возможностей манипулирования. Так как манипуляции (в основном) строятся на недосказанности (их основа в скрытых трансакциях), именно в понимании недосказанности и несказанного женщины намного превосходят мужчин. Там, где мужчина видит только один смысл, женщина готова увидеть несколько, причем таких, что мужчина приходит в изумление.

В основе любого манипулирования есть определенная логика. Женская логика имеет только ей известные свои принципы, зачастую даже неосознанные, но она всегда их удачно использует. Власть принадлежит мужчинам, но управляет мужчиной всегда женщина, впрочем, не всегда это управление скрытное и часто вызывает недовольство окружающих. Так, супруга М. Горбачева  вызывала неприятие за открытое вмешательство в государственные дела, напрямую указывая министрам. Вероятно, ежевечерних отчетов мужа и данных ему советов ей было недостаточно.

Манипуляции по-женски

Одной из основ женской логики является принцип неопределенности. Огромное число мужчин могут подтвердить, что его проявлением являются такие фразы, как “я согласна, но при условии…”, “да, но…”,  “возможно, конечно,  вот…” Апофеозом этого служит “ну… я не знаю…” Эта фраза обычно венчает монолог, разговор или рассуждение. В ее интонациях присутствуют и  раздражение, и неудовлетворенность, оценка, волевой акцент, пресекающий дальнейшее обсуждение темы. Смысл же включает в неявном виде: “Поступай, как знаешь (я умываю руки)”, “Тебе и решать (тебе и отвечать), “Ты не соглашаешься со мной только из упрямства (гордости, глупости)” и т.п.

Хотя женщина склонна к уступкам, компромиссам, она не отступается от того, что ее шкала оценок — единственно правильная и обсуждению не подлежит. В разговоре типа: “Не сравнивай, пожалуйста, я это делаю ради семьи (детей, твоего блага) ”. Понимая, что слово и дело — большая разница, женщина дает мужчине возможность поупорствовать в чем-либо — это включает две цели. Не начинать без повода домашнюю войну, зарезервировав для более подходящего случая (припомнив и данную ситуацию), и второе —  иметь возможность сказать: “Ну я же говорила…” И ведь действительно говорила… Это, конечно, беспроигрышный вариант при любом развитии событий.

Редчайший случай, чтобы женщина сама, без внешнего давления сказала: “… к сожалению, в этом я была не права”. Женское упорство в непризнании вины — категория относительная и определенный залог в отношениях с мужчиной. Признать себя неправой — дать козыри мужчине в “позиционной борьбе”, т.е. непризнание женщиной своей неправоты исходит из “стратегических” соображений.

Женщина прекрасно понимает, что определить что-либо — это очертить значения, которые в дальнейшем не меняются, именно поэтому она предпочитает быть свободной от тех или иных предпосылок. Самый простой путь — каждый раз заново формировать свои посылы, в зависимости от ситуации и выгоды. Такая неопределенность — важнейшее основание женской загадочности и таинственности.

Одни и те же “посылы”, но в разных устах

В женском арсенале выражения типа “может быть” — ключевые, обещающие очень много. Между твердыми “да” и “нет” огромная разница в полутонах “почти да”, “скорее да, чем нет”,  “ни да, ни нет”, “скорее нет, чем да”, “почти нет” — все это многоцветье во власти женского “может быть”.

Мужское “может быть” ближе к форме отказа, отрицанию, выражению досады и раздражения. Если жена напоминает о необходимости что-то сделать, а муж: “Ну хорошо-хорошо, может быть, на будущей неделе”, то женщина четко поймет, что это досадное отмахивание.

Сравнивая мужское и женское “нет”, отметим, что у мужчин по смыслу оно равнозначно постулату:  “…этого не может быть, потому что этого не может быть никогда”.  Женское отрицание довольно специфично. В жизни (общении) женщина не может, отрезав, как   ножом, сказать “нет”, ибо понимает, что это необдуманно. Женщина отказывает, но всегда оставляет надежду, вероятность согласия. Однако согласия лишь с тем, кто проявит нужную меру терпимости, понимания, такта. Когда после отказа мужчина прекращает попытки добиться согласия, для женщины такой мужчина — конченый человек. Поэтому по природе женское “нет” носит тестирующий и оценивающий характер. Итак, пожалуй, женское “может быть” — это игровое, кокетливо-многообещающее “да”.

«Ударные» фразы

В логике есть четкие правила, определяющие последовательность действий и их результат. Женская же логика “уходит” от предопределенности и выглядит (ее можно назвать) “непринужденной” логикой. Мужчина понять этого не может, хотя огромному числу из них довелось ощутить ее силу.

Женщина не может допустить однообразия, поэтому ее логика разнообразна, в основе которой лежит неожиданность. Ведь она всегда тяготеет к комфорту, устойчивости и надежности по отношению к себе.

Манипуляция может достигаться определенным выводом или выпадом — главное не доказать, а ошарашить, поразить партнера, зародить сомнение, обеспокоить. “Если тебя не контролировать, ты бы уже давно глупостей наделал, ты и так вечно делаешь глупости, но хоть не глобальные”. “У всех мужья как мужья, а мне, вот уж, как повезло…”  или “Вот у подруг мужья: все в дом, а тут…” Сравнение всегда идет по самому невыгодному сценарию. И будь мужчина дважды профессор, в этих сравнениях он — пустое место. Всякие взывания к совести, напоминания, как немало им сделано, вызовут только укоризненное покачивание головой и презрительную усмешку.

Увы, женщина придерживается принципа собственной правоты, будучи уверенной, что семья – это, прежде всего, она сама. Хотя это и действительно так, но будучи более эмоциональной, она и задает атмосферу семьи. Не случайно, говоря о семье, из ее уст звучит обычно “у меня”, а не “у нас”. Изначально она считает себя правой во всем, что касается мужчины. Как не вспомнить известную фразу: “Когда женщина не права, первым делом, попроси у нее прощения!”

Часто используется манипуляция “Обозначение другой причины”. На сообщение мужа, что он должен уехать в командировку, данный принцип используется в полную силу. Оказывается, что причина командировки — либо эгоизм (“Хочешь поразвлечься, вот и едешь”), либо стремление угодить начальству, бесхребетность (“Когда тебе надо, разобьешься в лепешку ради начальства”). Доводы усиливаются в случае известия, что еще едет некая женщина (“Ну, теперь мне понятно, почему едешь, бросая все дела”). Приписывание другой причины — это скрытая попытка адресоваться к позиции не мужчины, а ребенка.

Пожалуй, одна из неприятнейших для мужчины манипуляций — это “Красноречивое молчание”. Мужское молчание означает  (женское понимание), что ему нечего сказать: “Тебе и сказать нечего”. Женское молчание (особенно красноречивое) — это выражение обиды, которое усугубляется тем, что на протяжении долгого времени она прячет глаза, избегая взглядов мужчины, а он испытывает чувство “поставленного в угол”. Здесь опять-таки скрытая трансакция “Родитель — дитя” с невербальным проявлением (греметь посудой, стремительно двигаться и т.п.).

Зачастую женщины манипулируют “неоконченными фразами”: “Я тебе говорила, а ты…”, “Ну сколько можно говорить…”, “ В конце концов, есть предел моему терпению или нет?” Обычно нормальные отношения требуют, чтобы все точки в общении были расставлены. В женской логике этого нет, как и в том, что нет возможности услышать конец фразы и ответить на нее.

Особенно женщины любят прибегать к манипуляции “Нагнетание обобщений”.  Он: “Ну что ты, все упреки и упреки…”  Она: “ Я что, не могу слова сказать? Я что, все должна терпеть? Я в этом доме вообще лишена права голоса! Человек я или не человек?!” Женщина переводит разговор в эмоции, получая значимое преимущество и такое “выступление” выглядит как убедительное. Еще один способ — прием повторение доводов с возрастающим напряжением:  “Я терпела, долго терпела, очень долго терпела! Терпела невнимание, унижение, позор!..”.

В ключевых моментах общения женщины используют “ударные фразы”, переводя разговор на эмоциональный уровень. Так моральный перевес первым получает тот, кто первый (а это почти всегда женщина) скажет: “Не кричи!”. Решающим является и последняя фраза в споре, как бы обозначающая победителя.

Уступает сильнейший

К сожалению, между полами всегда существует грань войны и мира, смеха и слез, любви и ненависти, счастья и страдания. Здесь мужчины впадают в вечное заблуждение, считая, что это они решают: быть или не быть и как быть. Мужчина на грани любви и ненависти обычно крайне озадачен и беззащитен. Оценив реакцию мужчины, женщина решает сразу вернуться на грань мира или поиграть на грани войны (чтобы ему лучше запомнилось).

Бывает, что она принимает решение: “на войне, как на войне”, после чего мужчина теряет часть своей заносчивости, уверенности, чувствуя зыбкость положения хозяина и повелителя. Подобное балансирование на грани позволяет женщине управлять мужчиной. В ряде случаев женщины завершают эту манипуляцию сексом, как бы подслащая пилюлю поражения своего избранника.

Обычно женщина начинает разговор, она же его и заканчивает. Первыми фразами она задает выгодную ей тему, создавая возможность захвата инициативы. Победителем в разговоре всегда остается женщина, ибо всегда оставляет за собой последнее слово. Она: “Ты не хочешь того, не хочешь этого. Может ты вообще ничего не хочешь?” Он: “Ну, почему же”. Она: “Вот тебе мое последнее слово, потом пеняй на себя!” То есть постоянно выплескиваются фразы-обвинения.  Она: “Если ты не в состоянии содержать семью, зачем ты женился на мне?”

Манипуляцию “Ты сам не знаешь, чего хочешь” опровергнуть просто невозможно, ибо предполагает необходимость оправдываться. Если же женщине попался сильный оппонент, ставивший ее в невыгодную позицию, он получает “безукоризненный” аргумент: “Ну и что? Я же слабая женщина. Мне, как женщине, это простительно”.

Особенно мужчин задевают словесные упреки и упреки-сравнения. Они употребляются как элементы монолога и диалога и выражены восклицаниями: “Господи, какая же я дура”, “Так мне и надо”, “Мне же говорили…”, “Мама ведь меня предупреждала…” и т.д. А самые распространенные сравнения: “Живут же люди!”, “А друг твой новую машину купил, теперь он свою благоверную на работу, с работы возит…”.

Обилие чисто женских приемов манипулирования мужчиной дает женам (партнершам, любовницам) в их межличностных баталиях огромные преимущества перед близкими мужчинами. Увы, конечно же, жить без ссор невозможно, точно так же, как ехать через весь город только на зеленый свет. Но наилучшая защита — улыбка! Если проигравший улыбается — победитель теряет вкус победы. И, пожалуй, нужно почаще вспоминать постулат: “Уступает умнейший и сильнейший”, а это всегда, как правило, мужчина.

Лев Каплан, журнал «Neue Zeiten» №06 (228) 2020

Werbung