В своих публикациях мы постоянно отмечаем вклад петербургских немцев в развитие Российского государства. Трёхсотлетней истории империи свидетельствует: приехав однажды, выходцы из Германии не просто оставались в столице. Они становились российскими подданными, пеклись о могуществе новой отчизны, обзаводились семьями, передавали созданное дело по наследству, беспокоились о будущем благополучии своих детей и внуков, здесь жили (чаще всего в новой православной вере), рождались, умирали и покоились с миром.

А там, где живут люди, там есть и кладбища. Память о тех, кто ушёл в иной мир, остаётся в виде захоронений, памятников и надгробий. И они могут рассказать о минувшей эпохе порой гораздо больше, нежели сотни исторических талмудов.

В том, как много выходцев из немецких земель проживало, трудилось и творило в дореволюционном Петербурге, я убедилась после посещения петербургского кладбища Воскресенского Новодевичьего монастыря.

Почему именно здесь? На богатом и известном Новодевичьем кладбище похоронено огромное количество выдающихся людей: здесь предавали земле представителей известных дворянских фамилий, видных ученых, писателей, адмиралов. Если попытаться вникнуть и разобраться — кто есть кто, появляется возможность значительно пополнить свои познания в истории России и судьбах тех людей, кто её вершил.

Воскресенский собор Новодевичьего монастыря в Петербурге

Возрождение обители

Кладбище существовало при Воскресенском Новодевичьем женском монастыре, для которого первоначально предназначался грандиозный архитектурный ансамбль по проекту Франческо Бартоломео Растрелли. К началу XIX века монастырь прекратил существование, но в 1845 году для восстановленной по указу Николая I обители было отведено место у Московской заставы. Строительство нового монастырского комплекса по проекту архитектора Н.Е. Ефимова вели с 1849 года, тогда же возникло и кладбище. На нём всегда поддерживали образцовый порядок, памятники, выполненные лучшими русскими и европейскими мастерами, отличал высокий художественный вкус. А ещё тут есть то, что верующие называют «Храмом под открытым небом». Но об этом чуть позже.

Это было одно из самых дорогих и престижных кладбищ в Петербурге. Для сопоставления: в те годы корову можно было купить за тридцать рублей, а вот место в I разряде Новодевичьего стоило уже пятьсот. Даже в наши дни, когда кладбище сильно пострадало в годы революции и в советский период, оно остаётся уникальным и прекрасным. Здесь по-прежнему такое богатство имён, архитектурных решений, стилей, живописных развалин, что начинаешь жалеть о пробелах в образовании.

Воскресенский Новодевичий монастырь — первый православный женский монастырь Санкт-Петербургской епархии. Изначально обитель находилась в районе Смольного собора. Его основание относится ко времени царствования императрицы Елизаветы Петровны. На том месте, где сейчас высится великолепный Собор Воскресения Словущего всех учебных заведений, в 1741 году стоял деревянный Смольный дворец Елизаветы, младшей дочери Петра Великого. К слову сказать, первые каменные соборы и дворцы в России появились позднее — в эпоху царствования Екатерины Великой, благодаря её немецкой обстоятельности и прагматизму, но это уже другая история.

Монастырское кладбище появилось вскоре после возрождения обители: в России всегда кладбища являлись, в первую очередь, учреждениями церковными. Все особенности их жизни и устройства определяли понятия религиозные. Многовековая православная традиция придавала духовный смысл обряду погребения, поминовения и ухода за могилой.

К сожалению, большая часть захоронений на сегодняшний день утрачена. Впрочем, как и множество имён тех, кто здесь похоронен. Но среди тех, которые сохранились, весомая доля принадлежит людям германских корней, немало сделавшим как для Петербурга, так и для России. Вот лишь ничтожно малый список:

Альмединген Алексей Николаевич (российский офицер, издатель, редактор, журналист и педагог).

Аренс Евгений Иванович (генерал флота, ординарный профессор Николаевской морской академии по истории русского флота).

Баумгартен Николай Карлович (русский генерал от кавалерии, участник русско-турецкой войны 1828-1829 гг. и подавления польских восстаний 1830-1831 и 1863-1864 гг., военный педагог).

Бер Алексей Борисович (российский чиновник, директор Департамента торговли и мануфактур Министерства финансов, тайный советник).

Ганзен Карл Петрович (российский генерал-лейтенант, начальник инженеров Отдельного Кавказского корпуса).

Кауфман Михаил Константинович (поручик, флигель-адъютант, участник Ахал-Текинского похода Михаила Дмитриевича Скобелева).

Ламздорф Александр Николаевич (действительный статский советник, гофмейстер, президент Московской дворцовой конторы).

Ренненкампф Константин Карлович (русский юрист, сенатор, управляющий Собственной Его Императорского Величества канцелярией, член Государственного совета, действительный тайный советник).

Эссен Николай Оттович (русский адмирал, командующий русским флотом Балтийского моря).

Бём Елизавета Меркурьевна (в девичестве Эндаурова; русская художница и иллюстратор, рисовальщица, силуэтист).

Бильдерлинг Александр Александрович (барон, русский генерал от кавалерии; более известен своими художественными работами и историческими исследованиями, особенно жизни Лермонтова; командующий армией на первом этапе русско-японской войны).

Плеве Вячеслав Константинович (российский государственный деятель, сенатор, статс-секретарь, действительный тайный советник, убит эсером Егором Созоновым в Петербурге).

Гейден Логин Логинович (граф, российский генерал-адъютант, адмирал; член Государственного совета Российской империи).

Сохранившиеся захоронения на Новодевичьем кладбище

Новодевичий монастырь

Как уже упоминалось, кладбища в дореволюционной России являлись учреждениями церковными. И секрет престижности, элитарности именно этого некрополя кроется в истории создания самого Новодевичьего монастыря.

Строительство монастыря на месте Смольного дворца явилось особым благодарением Елизаветы Петровны Богу за успешное воцарение. В Смольном дворце в ночь на 25 ноября 1741 года будущая государыня молилась перед иконой Божией Матери «Знамение» о даровании ей Рос­­­­сийского престола. Во время молитвы Елизавета дала обет: если станет императрицей, не казнит ни одного человека. И на протяжении всего своего почти двадцатилетнего царствования Елизавета ни разу не нарушила этот обет. Сюда, в новый монастырь, матушка-императрица хотела уединиться на закате жизни. Но не ушла, и после её кончины жизнь монастыря заглохла. Когда последние монахини перешли в другие обители, монастырь был закрыт.

Забвение продолжалось до середины XIX века. К тому моменту, несмотря на расцвет женского монашества, в Санкт-Петербурге не было ни одной женской обители. Минуло восемьдесят лет со времени неудавшейся попытки основания Новодевичьего монастыря, когда дочь императора Николая I великая княгиня Ольга предложила обер-прокурору Святейшего Синода графу Н.А. Протасову возродить женскую обитель. Обер-прокурор представил императору Николаю I доклад о пользе учреждения в столице женского монастыря. Предложение государем было поддержано.

Так деятельность Новодевичьего возобновилась в 1845 году, а осенью 1848 года обитель перенесли ближе к Московским триумфальным воротам, где она находится и поныне. Первой на новом месте была воздвигнута деревянная церковь в честь Казанской иконы Божией Матери, а уже в 1849 году в высочайшем присутствии императора Николая Павловича митрополитом Санкт-Петербургским и Новгородским Никанором совершилась торжественная закладка Собора Воскресения Христова. Таким образом было положено начало Воскресенскому Новодевичьему общежительному монастырю.

До революции Новодевичье кладбище поддерживалось в образцовом порядке. Дорожки посыпались песком, устраивались газоны, цветники. Надгробные памятники выполнялись русскими и западноевропейскими скульпторами, художниками, архитекторами, такими как В.М. Васнецов, П.К. Клодт, Н.А. Рерих. Богатые склепы украшали иконы, серебряные венки, ковры, на могилах теплились лампады. В период с 1849 по 1934 годы на нём было погребено около 26 тысяч человек.

Могила Н.О.фон Эссена (слева). Рядом – могилы отца и сына

Новый этап

То, что представляет собой Новодевичье сейчас, малая часть того, что было раньше и по площади, и по количеству могил. Но и чудом уцелевшие памятники ХIХ — начала ХХ веков оставляют неизгладимое впечатление: гранитные постаменты, стелы с крестами, плиты, саркофаги, обелиски в виде набегающей волны или горки с крупными скалами, часовенки, миниатюрные храмы из редких пород мрамора и гранита, художественные литые и кованые ограды, всё по новейшей моде тех лет, когда делались захоронения.

Гибель монастырского кладбища началась уже в первые послереволюционные годы. Чрезвычайно высокий социальный ценз некрополя привел к тому, что после революции большая часть могил осталась без родственного ухода. Многие из тех, чьи родные были похоронены здесь, вынужденно покинули родину, другие подверглись репрессиям, погибли в гражданскую войну или от голода. Началось массовое мародёрство, продолжавшееся десятилетиями.

Потом в Ленинграде кладбища начали массово закрывать. Часть памятников великим людям была перенесена. В конце 1960-х годов возникла новая идея, нанесшая Новодевичьему ещё один сокрушительный удар: под предлогом создания на его территории музейного заповедника началось массовое уничтожение надгробных памятников. Лишь в 1969 году было уничтожено 400 надгробий. Выполнение этого исполкомовского решения было приостановлено после протестов общественности, но факты и хищения памятников, вандализма и осквернения могил не прекратились. В конце концов его территория буквально сократилась в разы.

Новый этап существования Новодевичьего кладбища начался вместе с очередным возрождением монастыря в 1990-е годы. В 1995 году оно было признано памятником федерального значения.

Храм под открытым небом — скульптурный образ Спасителя — надгробный памятник жене генерала Анне Акимовне Вершининой

Что касается «Храма под открытым небом» — это скульптурный образ Спасителя, надгробный памятник жене генерала Анне Акимовне Вершининой, созданный в 1915 г. скульптором П.И. Кюфферле. Памятник никогда не состоял под государственной охраной, однако, когда мародеры сбросили с постамента и попытались украсть бронзовую фигуру, её удалось спасти. Верующие восприняли это как знак Божией милости. Место стало центром стихийного церковного труда до тех пор, пока не был восстановлен собственно Новодевичий монастырь.

Такой вот петербургский некрополь — многонациональная летопись города, хранящая тысячи имен государственных деятелей, военных, ученых, артистов, писателей, художников, музыкантов, в том числе и с немецкими корнями, составлявших цвет духовной и политической жизни России.

Литература:

  1. Ю.М. Пирютко, А.В. Кобак «Исторические кладбища Санкт-Петербурга.
  2. Прогулка по Новодевичьему кладбищу Петербурга, часть 1 и 2. Самые красивые и необычные надгробные памятники. Святыни кладбища и его история // https://www.mishanita.ru/2016/10/16/27511/; https://www.mishanita.ru/2016/10/17/27570/.
  3. Новодевичье кладбище // https://xn--b1aaahftai3akb6i.xn--p1ai/cimetry.
  4. История Воскресенского Новодевичьего монастыря // https://xn--b1aaahftai3akb6i.xn--p1ai/history.
  5. Воскресенский Новодевичий монастырь // https://www.visit-petersburg.ru/ru/showplace/195742/.
  6. Новодевичье кладбище // https://mos-holidays.ru/spb/dostoprimechatelnosti/novodeviche-kladbishhe/

Татьяна Любина, журнал «Neue Zeiten» №09 (243) 2021

Werbung