Досрочное расторжение договора потребительского займа

74

© dacianlogan - Fotolia.com

Продолжаем тему, начатую в предыдущем номере, в которой мы ознакомили читателей с условиями досрочного расторжения договора. В этой статье речь уже пойдет о правомерности данного досрочного расторжения договора со стороны потребителя.

После того, как суд установил, что при заключении договора кредитор не предоставил потребителю письменного разъяснения его прав на досрочное расторжение заключаемого договора «Widerrufsbelehrung» в надлежащей закону форме, и, таким образом, потребитель все еще в праве досрочно расторгнуть договор, и это право не утратил, он проверяет правомерность данного расторжения договора. Масштабом проверки правомерности досрочного расторжения договора потребительского займа является статья 242 Гражданского Кодекса Германии ГКГ, согласно которой должник обязан добросовестно исполнять обязательства, учитывая при этом общепринятые моральные нормы. Ссылаясь на данную статью закона, кредиторы в свою очередь утверждают, что досрочное расторжение договора не является правомерным, так как причиной расторжения договора является стремление потребителя получить связанную с этим выгоду.

Данную проблематику сенаты апелляционных судов Германии рассматривают по-разному.

К примеру, апелляционный суд г. Дюссельдорфа в своем решении от 21.01.2016 (OLG Düsseldorf, Urteil vom 21.01.2016 – I-6U 296/14, juris) постановил, что досрочное расторжение договора с процентной ставкой, которая на сегодняшний день превышает рыночную процентную ставку более чем на 30%, но во время заключения договора была  общепринятой на рынке ставкой, является неправомерным. Данное решение суд обосновывает тем, что в этом случае расторжение договора не служит защите потребителя от поспешно принятого решения при заключении договора, а является лишь способом перенести процентный риск на кредитора.

Согласно § 242 ГКГ каждое пользование правом должно быть добросовестным. Исходя из этого, пользование правом недопустимо, если оно служит исключительно достижению недобросовестных целей, выходящих за рамки, предусмотренные договором.

Верховный суд Германии определил, что право потребителя на досрочное расторжение договора «Widerrufsrecht» должно защитить его от принятия поспешного, необдуманного решения. Так, в связи с большим экономическим значением договора о займе, потребителю предоставляется возможность еще раз обдумать свое решение (BGH, Urteil vom 28.05.2013-CI ZR 6/12). Из двухнедельного ограничения срока действия права на досрочное расторжение договора следует, что целью данного права не является дать потребителю возможность переоценить свою позицию, исходя из новых реалий рынка. В своем решении суд исходит из того, что потребитель не «жалеет» о заключении договора, ведь без кредитных средств он не имел бы возможности приобрести недвижимость. В связи с тем, что процентная ставка в договоре являлась общепринятой на рынке, суд исходит из того, что при заключении договора о займе потребитель не «жалел» о принятии условий данного договора. Наконец заключение договора с фиксированной процентной ставкой соответствовало на тот момент волеизъявлению потребителя. В связи с неизвестным развитием процентной ставки, как в сторону повышения, так и в сторону снижения, процентный риск ложится на кредитора.

Исходя из данных соображений, суд постановил, что досрочное расторжение договора о займе с фиксированной процентной ставкой является не правомерным в том случае, если фиксированная процентная ставка на момент заключения договора являлась общепринятой и на сегодняшний день превышает рыночную процентную ставку на более чем 30%.

Шестой гражданский сенат апелляционного суда г. Штутгарта принял кардинально противоположную позицию. В своем решении от 06.10.2015 суд указал на то, что правомерность досрочного расторжения договора не требует, чтобы недостаточность письменного разъяснения права на досрочное расторжение заключаемого договора „Widerrufsbelehrung“ являлась основанием для потребителя воспользоваться данным правом.

По мнению суда, оценка правомерности расторжения договора не зависит от мотивов потребителя при его волеизъявлении. Даже в том случае, если потребитель использует свое право на досрочное расторжение договора лишь в связи с изменением экономических  условий на рынке, это не является злоупотреблением правом, а, напротив, остаётся в рамках закона (OLG Stuttgart, Urteil vom 06.10.2015- 6 U 148/14).

Исходя из вышесказанного, следует, что проблематика, связанная с правом на досрочное расторжение договора о займе, до сегодняшнего дня остается. И в связи с отличающейся судебной практикой, и отсутствием решения Верховного Суда Германии по данному вопросу, оценка возможности досрочного расторжения договора о займе зависит от конкретных обстоятельств заключения договора.

Мария Гамзе, адвокат

Werbung